Интервью Дональда Уотсона, 15 дек 2002

В: Где и когда Вы родились?

О: Родился я 2 сентября 1910 года в Мексбору в Южном Йоркшире в семье мясоедов.

В: Расскажите о своем детстве.

О: Одно из моих самых ранних воспоминаний - каникулы на ферме моего дяди Джорджа, где меня окружали разные интересные животные. Каждое из них имело свое "предназначение". Лошади тянули плуг, те из них, что поменьше, тащили груз. Коровы "давали" молоко, куры "давали" яйца. Петух был полезен как "будильник". Тогда я еще не понимал, что он имел и другое предназначение. Овца "давала" шерсть. Я никак не мог понять, что же "давали" свиньи, но они казались такими дружелюбными существами - увидев меня, они всегда радовались.
Затем настал день, когда одну из свиней убили. Перед моими глазами все еще стоят яркие воспоминания всей процедуры, частью которой, разумеется, были и крики. Меня шокировала одна вещь - дядя Джордж, о котором я был очень высокого мнения, тоже участвовал в убийстве. Я решил пересмотреть свое отношение к фермам и дядям: идиллическая картина оказалась ни чем иным как камерой смертников, в которой жизнь любого существа заканчивалась лишь только в нем отпадала нужда для людей.

На протяжении 21 года, что я жил дома, я ни разу не слышал, ни от родителей, ни от дедушек и бабушек, ни от 22 дядей и теть, ни от 16 двоюродных братьев и сестер, ни от своих учителей и священников чего-либо хоть отдаленно связанного с какими-либо нашими обязанностями по отношению к "божественному творению".

Окончив школу, я пошел в ученики к другому своему дяде - плотнику. Когда мне исполнился 21 год, и я стал мастером, начался экономический спад начала 1930-х. Я понял, что мастера могут преподавать плотницкое дело, только получив диплом организации "Город и гильдии". С небольшими трудностями задача была решена, и я настолько полюбил свою работу, что в будущем у меня никогда не возникало желания какого-то карьерного роста.

В: Сегодня Вам 92 года и 104 дня. Как удалось достичь такого долголетия?

О: Моя жена - валлийка. Она обучила меня одному валлийскому выражению: "когда все бегут, остановись" и, кажется, с тех пор я следую ему. Это, наверное, часть ответа, ведь сейчас так много людей, следуя привычкам, об опасности которых знает каждый, спешат к тому, что я бы назвал самоубийством. У меня никогда не было сомнения в том, что величайшая ошибка человечества состоит в попытке воспротивиться закону природы и превратить себя в плотоядных животных.

Думается, в ближайшие десять лет неизбежно наступит утро, когда я не проснусь. Что потом? Потом будут похороны, на которых соберется небольшое количество людей и, как предвидел Шоу относительно своих собственных похорон, множество душ всех не съеденных мною животных. Коли так, это будут грандиозные похороны.

В: Когда Вы впервые стали вегетарианцем?

О: Накануне 1924 года я принял решение начать с нового года и с тех пор не ем ни мяса, ни рыбы вот уже 78 лет.

В: Расскажите о раннем периоде Веганского общества.

О: В течение двух лет перед тем как мы учредили Общество руководимое Управляющим советом, всем единолично управлял я. Из полученного отклика - тысяч писем - стало понятно, что не создай я это Общество, оно было бы создано кем-то другим, хотя, возможно, и получило бы другое название. Слово "веган" было очень быстро воспринято, став частью нашей лексики, и сейчас, я полагаю, его можно найти почти в каждом словаре на разных языках.

Мне трудно сравнивать наш нынешний замечательный ежеквартальный журнал со своими скромными "Веганскими новостями", которые я выпускал с огромным трудом. Тогда обычным делом было, что я тратил целую ночь, собирая различные страницы и соединяя их вместе. Приходилось ограничивать число подписчиков пятьюстами просто потому, что невозможно было сделать больше экземпляров.

В сравнении с коллективным, единоличное управление имеет очевидные преимущества. На заре создания "Веганских новостей" я мог делать все так как считал нужным. Полагаю, мне не удалось бы выжить, если бы приходилось писать разным людям, интересуясь их мнением. Ведь тогда у меня не было ни телефона, ни машины и я мог только надеяться, что они узнают мою точку зрения. Так продолжалось до тех пор, пока я не передал бразды правления Совету.

В: Как соотносится веганизм с Вашими религиозными убеждениями?

О: У меня никогда не было глубоких религиозных убеждений. В тоже время я не настолько умен, чтобы быть атеистом. Агностиком, пожалуй да. Некоторые теологи полагают, что Христос был ессеем. Если так, то он был веганом. Если бы он жил сегодня, то вместо странствующего проповедника тех дней, мы увидели бы странствующего веганского пропагандиста, распространяющего весть о сострадании.
Я прихожу к выводу, что в наше время веганов, садящихся за воскресный завтрак, больше, чем англикан, присутствующих на утренней воскресной службе. Мне кажется, что англиканам следует радоваться тому, что хоть кто-то на практике воплощает сердцевину христианской религии - сострадание.

В: Как Вы думаете, что самое трудное в веганском образе жизни?

О: Думаю, это социальный аспект - я лишил себя той части жизни, в которой люди встречаются, чтобы вместе посидеть и поесть. Единственный путь уменьшения остроты этой проблемы в том, что веганство будет становиться все более и более принятым в гостиницах, отелях, везде, куда можно пойти, пока однажды, хочется надеяться, это не станет нормой.

В: Тогда наоборот, что Вы считаете самым простым в таком образе жизни?

О: Огромное преимущество в том, что у меня чистая совесть и есть убеждение, что в наше время ученым пора ввести совесть в свои уравнения.

В: Какое место в Вашей жизни занимает садоводство?

О: Когда я жил в Лестере, один друг предоставил мне в пользование небольшой участок земли. Поспевшие зерновые культуры мне приходилось таскать к себе в дом, который находился за четыре мили на другом конце города. Когда же мне посчастливилось найти работу в Кесвике, я приобрел дом с акром садовой земли. Так мечта стала реальностью.
Мои компостные ведра наполнены сорняками, скошенной травой, овощными отходами из сада, засохшей листвой, всем кроме удобрений животного происхождения. Между прочим, землю я вскапываю вилами, а не лопатой, чтобы не повредить земляных червей.

В: Что вы думаете о генетически модифицированных организмах?

О: Старая поговорка гласит: если что-то кажется слишком хорошим, чтобы быть правдой, то скорее всего оно и вправду слишком хорошо, чтобы быть правдой. Уверен, что это тот самый случай. Перед нами классический пример чего-то весьма далекого от устойчивой генетической природы нашего основного источника пищи в будущем.

В: Каково Ваше мнение о кровавых видах спорта?

О: Полагаю, что это предел падения общества. Однако необходимо осознавать, что да, бывают такие несчастья, когда мы вынуждены умерщвлять живых существ ради их же собственного блага, но надо быть полными подонками, чтобы убивать живых существ ради забавы.

В: Каково Ваше мнение об опытах на животных?

О: Как я уже сказал, жестокие виды спорта - это предел падения, дно. Но мне кажется, что придется приподнять их на одну ступеньку от дна, а на дно поместить опыты. Единственный вопрос, который мы всегда должны себе задавать, когда думаем, что сами непричастны к совершаемой жестокости, звучит так: если бы не было мясников и вивисекторов, смогли бы мы сами совершить то, что делают они? Если нет, то мы не имеем права ждать, чтобы они делали подобные вещи за нас.

Большинство широко распространенных лекарств опробовались на животных и это, быть может, самое большое противоречие для тех вегетарианцев и веганов, которые употребляют традиционные препараты. Противоречие даже более серьезное, чем ношение одежд из кожи и шерсти, потому что такие одежды - лишь побочный продукт производств, главной целью которых является получение мяса.

В: Как Вы относитесь к акциям по освобождению животных?

О: Сам я в них никогда не участвовал. Я безгранично уважаю людей, которые их осуществляют, веря, что такие акции есть самый короткий и прямой путь к достижению конечных целей. Будь я животным, запертым в лабораторной клетке, я был бы благодарен тому, кто разрушил бы ее и дал мне свободу. Но, говоря так, нам всегда следует помнить: не может ли оказаться, что наши действия дадут противоположный результат? Не скажу ни "да", ни "нет", поскольку не знаю ответа на данный вопрос.

В: Что стало самым большим достижением в Вашей жизни?

О: Исполнение начатого. Чувствовать, что способствовал появлению нового великого движения, которое смогло не только изменить ход вещей для человечества и всего остального Творения, но также дать человечеству шанс гораздо дольше просуществовать на этой планете.

В: Не хотите ли что-нибудь сказать тысячам людей, которые уже стали веганами?

О: Расширьте свой взгляд на предназначение веганизма - это нечто большее, чем открытие нового заменителя яичнице-болтунье на гренке или нового рецепта рождественского пирога. Знайте, вы находитесь на пути к чему-то действительно великому, чему-то, что никто не пытался осуществить до времени, наступившего шестьдесят лет назад, и чему-то, что выдерживает любую разумную критику, которую кто-либо может направить против него. Но это что-то не потребует недель или месяцев изучения режимов питания или чтения книг так называемых специалистов, а потребует понимания нескольких простых истин и следования им.

В: Не хотите ли сказать что-нибудь вегетарианцам?

О: Согласитесь, что вегетарианство - лишь ступень между мясоедством и веганством. Возможно, существуют веганы, изменившие все одним махом, но я убежден, что для большинства вегетарианство - необходимое промежуточное состояние. Лично я все еще остаюсь членом Вегетарианского общества для того, чтобы поддерживать связь с этим движением. Я был восхищен, узнав, что на Всемирной вегетарианской конференции в Эдинбурге подавалось веганское питание, и делегатам не предоставлялся выбор. Маленькое зернышко, которое я посадил 60 лет назад, дает всходы.

В: Чего, по-вашему, достигло Веганское общество с того момента как Вы его основали?

О: Несомненно, большего, чем ожидалось. Сегодня джин уже выпущен из бутылки и никто никогда не загонит его обратно в те дни невежества до 1944 года, когда это зернышко было посажено людьми, исполненными надежды. Сегодня, где бы ни жил человек, он везде может придерживаться веганского питания.
Всю начальную работу проделали добровольцы. В некотором смысле все те, кому Общество когда-либо платило за выполнение офисной работы - добровольцы. Даже наш Исполнительный директор получает самую низкую зарплату по сравнению с той, которую платят в коммерческих организациях. Просто-напросто мы не можем позволить себе большего. Так что в этом смысле Веганское общество всегда держалось на усилиях добровольцев. И мы безгранично благодарны этим людям, ибо только Небесам известно, что случилось бы, не будь их.

В: Как Вы полагаете, в каком направлении должно развиваться Веганское общество в будущем?

О: Боюсь предлагать что-то движению, которое, как кажется, хорошо развивается и распространяется по всему миру. Мироустройство, выдерживавшее все нападки до того как мы начали свою деятельность, сегодня разваливается из-за внутренне присущей слабости своей собственной структуры. Мы не знаем долгосрочных, когда пройдут поколения, духовных последствий веганства для человеческой жизни. Разумеется, это будет другая цивилизация, первая за всю нашу историю, которая действительно заслуживала бы называться цивилизацией.

http://www.vita.org.ru/new/30-2.10.05.htm

  • 29.03.2008
Автор:  ВИТА


Комментарии