Польские веганы

Польские веганы

Знакомьтесь – Дорота Дановска. 25 лет назад она открыла первый в Польше веганский ресторан на два этажа. И уже 25 лет борется за то, чтобы таким он и оставался. Она является организатором и активистом движений «Антимех» (antyfutro.pl) и «Открытые клетки» (otwarteklatki.pl). Как-то Дороту пригласили на телевидение. Ведущий спросил: «Как насчет рыбы? Ведь она необходима для умственной работы». На что получил ответ: «Если Леонардо да Винчи был глупым, то тогда я тоже дура». Дорота верит, что только мировая веган-революция уменьшит страдания животных. Она вегетарианка с 15 лет: 30 лет вегетарианка, 10 веган. Недавно она приезжала в Киев с целью узнать ситуацию с зоозащитой в Украине и заняться расширением поддерживаемых ею движений. По ее словам, 20-30 лет назад в Польше была такая же ситуация, как сейчас в Украине. Итак, мы пригласили Дороту с собой на уикенд за город, и за уютной беседой узнали много интересного. Дорота произвела впечатление простого и одновременно крутого человека!

- Как всё начиналось?

- Моя мама руководила государственным магазином - это было двухэтажное здание в самом центре Вроцлава. Я уговорила маму, чтобы мы сделали его вегетарианским. Тогда ещё социализм был. И она сделала это. Помню, 1 мая 1997 года нам сказали продавать колбасу. Мама отказалась. Таких случаев ещё два было, на праздники. У мамы были проблемы, ей говорили, что выгонят с работы. Но не сделали этого, потому что думали о своих креслах, так как всё уже шло к политическому перевороту. Потом у нас были большие проблемы из-за того, что «МакДональдз», «Пицца-хат» хотели это место себе. Угрожали, что я пострадаю в ДТП, что подожгут нас. Я застраховала магазин. Мафия тоже была. Так мы боролись за это место 15 лет. У нас не было никаких бумаг на это место, но я сказала, что я скорее сама всё разрушу, но не отдам. Теперь вот уже 26 лет прошло. На десятилетие «Вегг» я сделала один этаж веганским. Это было непростое решение, потому что я не знала ни одного вегана, и сама тоже была не совсем веганкой.

Я работала в ресторане, училась в университете, устраивала уличные представления и в это же время работала над законом по охране животных в Польше, поскольку я писала магистерскую работу по философии прав животных. Это была первая такая работа в Польше. Было проблематично найти профессора, руководителя проекта. Наконец, нашелся один доктор, который не смеялся над тем, что я про «философских коров» буду писать, и сказал, что помочь мне не сможет, но и мешать не будет. Потом приехали из Соединенных Штатов известные во Вроцлаве и в Польше вообще профессор Косян и профессор Ржановской. Они предложили, чтобы я у них писала свою работу, но в то время я уже писала у того профессора, который не смеялся надо мной. Профессор Косян рассказывал о двух больших научных конференциях в Соединенных Штатах, где он был экспертом по биоэтике. На одной биоэтика рассматривалась в медицинском аспекте, а вторая фокусировалась только на этике животных. Тогда, в 1996-1997 годах, это было уже актуально. Таких животных, как коровы и куры, постигает ужасная судьба. Ранее я имела старинное традиционное представление о коровах и курах, спокойно живущих во дворах, на фермах. И думала, что если в моём тесте будет немного яиц, ничего страшного не случится. Для меня было главным, чтобы то, что я употребляю, не приносило страданий другим живым существам. А потом воочию убедилась, что моё представление было ложным.

- Почему ты решила сделать второй этаж веганским, хотя сама не была веганкой?

- Относительно моего решения о втором этаже... Оно было непростым, поскольку люди не хотели приходить в заведение, где была только веганская пища. А вот если бы можно было купить кефир к драникам - все хотели с кефиром или сметаной... И что делать? Ведь и людям, и городу надо было платить деньги. У нас работало 25 человек и 30 летом. Это был такой компромисс. Соевых продуктов тогда ещё не было. На сегодняшний день оба этажа полностью веганские. Мы даже сметану веганскую делаем. Это был большой труд и опыт. Ведь мы сами всё пробовали, экспериментировали. Сложно было сделать, например, тесто для блинов, чтобы его получилось много, чтобы не прилипало к сковороде, чтобы блины не рвались, если в них заворачивать начинку...

Появилось потом много вегетарианцев. Не сразу и не вдруг. Сначала 10, потом 20, 30... Через 10 лет наш бар был всё еще единственным в Польше. Когда я сделала веганским второй этаж, то в Варшаве появился другой вегетарианский бар. Было бы лучше, если бы таких мест было больше. Теперь уже бар – это целостное пространство: здесь можно читать книги, продавать открытки, проводить занятия, семинары для детей, есть место для кинопоказов, но для меня самая важная деятельность - это та, которая непосредственно касается животных. Сейчас в Польше более двух миллионов вегетарианцев, веганов, сыроедов.

- Чем Вы занимаетесь сейчас?

- Теперь я работаю в организации «Открытые клетки», которая занимается публикацией информации о состоянии животных на фермах. Когда я говорю «работать» - это не значит, что нам выплачивают зарплату. Скорее, мы даём деньги. Мы все волонтёры. Сами выделяем средства на нашу деятельность. Деньги могут давать также люди, которые узнают, что мы делаем добро.

Наша первая задача – информация. Вторая – помощь конкретным животным. И третья – закрытие ферм в Польше. Первоначально – звероферм, где животных убивают на мех. В Польше большая проводится кампания, чтобы совсем запретить все зверофермы – «Антимех». Вот свежий пример. Недалеко от Вроцлава, где я живу, хотели построить ферму на 100 850 норок. Это была бы самая большая в Европе ферма, поскольку в Италии, Голландии, Англии это уже запрещено. Мы работаем вместе с местными жителями. Люди сами не хотели этой фермы, ведь она портит воздух. Мы показывали им фильмы об аналогичных фермах, и не только польские. И они говорили: «Какой ужас!» У нас много фотографий, на которых мужчины, простые, из села, носатые, которые любят выпить, и у них в руках плакаты против фермы норок, например. Это очень хороший элемент для журналистов –  что не только активисты, но и местные жители против такого. Теперь местные говорят, что это ужасно и для людей, и для животных. А это значит, что сделан большой шаг вперёд. Ведь люди думают не только о себе, но и о животных. Это большой шаг вперёд.

Сейчас хотим заниматься, и я лично хочу этим заниматься, –  коровами, свиньями, курами. Но это очень сложная тема. Потому что о мехе люди знают, что это блажь для снобов. И об этом часто говорится – о том, что многих животных убивают ради снобизма. О разведении свиней, коров люди говорят, что это нужно, мясо для мозга полезно и так далее... К людям приходит очень мало информации о том, как эти животные живут, очень сложно сделать соответствующие фото или видео. На таких фермах, производствах, везде современные камеры наблюдения и попасть туда непросто. Надо учиться, как это обходить или брать скрытые камеры. Как и во всём мире, я думаю, что такая система недолго будет работать. Поэтому нужны контакты. Я бы очень хотела сделать что-нибудь на востоке от Польши. Нам помогали, учили люди из Голландии, и мы бы хотели приехать к вам, поделиться и передать свой опыт, показать вам немного из того, чему нас научили.

  • 23.03.2017


Комментарии