Аскеты и гурманы, этические и диетические веганы

Аскеты и гурманы, этические и диетические веганы

Пол Макиннес об аскетах и гурманах

Один из моих самых гадких в жизни обедов состоялся в веганском ресторане. Освещение было суровым, как в картинной галерее или что-то в этом роде. Порции были крошечными, а настроение персонала – более чем угрюмым. Но все это было ничто по сравнению с самым большим грехом – этот ресторан не делал хлеба.

Да-да, хлеба. Источника радости для миллиардов. Единственного продукта, на который можно намазать джем, маргарин или хумус (конечно, можно намазать те же самые продукты на вулканизированный каучук, но они не будут столь же вкусными). Наконец, и это самое важное, хлеб – продукт, который не нужно делать ни из плоти животных плоти, ни из продуктов, полученных из кусков плоти. Однако в этом ресторане хлеба не было, по причинам, которые они не в состоянии были объяснить, но я предполагаю, потому, что хлеб содержит углеводы и не приводит к немедленному уменьшению веса.

Несколько лет назад я написал статью о том, что жена заставляет меня есть веганскую пищу и как мне это нравится (за исключением тофу). Сейчас я не веган, и даже не вегетарианец, хотя большая часть пищи, которую я ем, не содержит мяса и – за исключением завтрака, когда я ем масло – других продуктов животного происхождения. Но я верю в две вещи: что большинство людей не понимают, насколько вкусной может быть растительная пища, и что существует течение внутри вегетарианского движения, последователи которого наслаждаются аскезой.

Я знаю, что употребление большого количества веганской пищи принесло мне благо. Благодаря всем салатам из бобов мунг, блюдам с рисом тофу сатай и морковно-кокосовым карри я сбавил вес, почувствовал себя более здоровым и получил возможность наслаждаться гораздо более широким спектром вкусов и текстур, чем в прошлом. Я считаю, что все и каждый могут наслаждаться такой пищей на регулярной основе, и поражаюсь тому, насколько люди не любопытны в отношении веганского питания.

Иногда у меня создаётся впечатление, что мои знакомые-мясоеды действительно зависимы от мяса, и в их головах раздаётся голос, предостерегающий их от моркови, если они не слишком её любят и пытаются отказаться от свинины.

Поэтому, с одной стороны, я верю в зловещий антиовощной заговор со стороны всеяднократии. Но по другую сторону барьера – люди, которые в равной мере зашорены. Люди, которые рассматривают свою диету скорее как дисциплину, нежели наслаждение. Люди, которые приписывают своей пище социальный статус и носят смузи из ростков пшеницы в качестве почётного ордена.

Именно к таким людям, насколько я понимаю, относится выражение «морквоед» – это идеальные клиенты ресторана, который вызвал у меня отвращение. Такое веганство – это чванливая самонадеянная чепуха, которая является причиной дурной репутации либеральных течений всех мастей.

Попытки убеждать людей в благотворности растительного питания не должны носить противоречивый характер. Отказываясь от мяса, вы заменяете небольшое количество преобладающих вкусов широким спектром других вкусов. Подобная диета полна разнообразия, способна удивлять и дешева. Что самое главное, она вкусна.

Но до тех пор, пока веганство не станет традиционным явлением, оно будет оставаться хоругвей «праведников» и мальчиком для битья для традиционалистов. Возможно, для этого необходимо телевизионное шоу – например, то, в котором Джейми Оливер путешествует по стране, пытаясь заставить толстяков питаться кольраби, – но я хочу знать, не может ли ответ быть поменьше, размером приблизительно с кабачок.

Если уж общенациональная сеть модных и прикольных ресторанов фалафеля не склонила нацию к аппетитным возможностям растительной диеты, то я не знаю, что ей поможет.

Сэли Оуэн о диетических и этических веганах

Я веганствую семь лет. Я предпочитаю шоколадные пирожные чечевице, я не склонна рыться в зарослях в поисках мха, богатого нутриентами, я не стану есть блюдо только потому, что его сделали лично вы, и не считаю, что ценность морских котиков превосходит ценность людей.

Я вегетарианствовала четыре года, а потом я дождалась того времени, когда должна была покинуть дом, чтобы сообщить родителям о своём намерении стать веганом. Мама, сидевшая напротив меня за обеденным столом, спросила: «Но ты же не станешь чудить?»

Я стала веганом по этическим, а не диетическим соображениям. Я не думаю, что у людей есть право пользоваться или пренебрегать другими видами жизни просто потому, что их представители уступают человеку интеллектуально. Младенцы не блещут интеллектом, но вы вряд ли найдёте их плоть в жарком. С моей точки зрения, права человека и права животных неотъемлемо связаны. Люди ответственны за то, чтобы заботиться о животных и других людях, поскольку и те, и другие способны страдать. И те, и другие могут испытывать удовольствие, страх и боль. Я считаю, что проводить различия на почве принадлежности к определённому виду жизни столь же отвратительно, как проводить различия на почве расы и половой принадлежности.

Веганы по этическим причинам часто сталкиваются с вариациями тех же дилемм. «Если бы вы оказались в бесплодной пустыне и вам грозил бы голод, и некто предложил бы вам бургер из говядины, то вы бы отказались?» Ответ – «нет». Если бы я и впрямь голодала, а хумусные запасы иссякли бы, то я съела бы бургер, поскольку это вопрос жизни и смерти. Но я не живу в бесплодной пустыне, я живу в Манчестере, где есть масса магазинов. Для меня нет необходимости потреблять продукты животного происхождения с целью получения питательных веществ. Веганы могут получать все питательные вещества, доступные в рамках всеядного питания, за исключением витамина B12, которым обогащены многие веганские продукты.

В последние годы значительно выросло число диетических веганов; самые звёздные их них – Билл Клинтон и Майк Тайсон. Некоторые люди обращаются к веганству в попытках похудеть или понизить уровень холестерина, но предпочитают не задумываться об этическом аспекте питания.

Они знают, сколько калорий содержится в одной изюминке, но не знают, что телят мужского пола, бесполезных в молочной промышленности, обычно убивают при рождении. Та же самая участь ждёт новорожденных петушков на птицефермах, а также кур, неспособных нести неестественно высокое число яиц, требуемых в этой индустрии. Многие люди не знают, что дойных коров разлучают с их телятами на следующий день после рождения последних, с тем, чтобы люди могли пить молоко этих коров. Методы свободного выгула и органического фермерства не являются исключением. Животные, равно как и люди, не должны рассматриваться как товары.

Другой вопрос, часто задаваемый веганам, – вопрос об их приоритетах. «Почему вас беспокоит интенсивное животноводство, в то время как эфиопские дети умирают от малярии?» Сострадание должно распространяться на всех. Мы не должны принимать ту или иную сторону. «Простите, но я боюсь, что не могу объять необъятное, и в настоящее время в моей повестке дня экологически безопасная переработка отходов в Гондурасе. А теперь, будьте так любезны, передайте мне в-о-о-н тот кусочек стилтона (жирного сыра)».

Не существует чёткой границы между этическими и диетическими веганами, и диетические веганы, несомненно, увеличили доступность веганских опций. Когда я только начинала веганствовать, соевое молоко сворачивалось в кофе, а единственный доступный сорт веганского сыра имел вид и вкус пластилина. Сейчас во всех  фешенебельных и продвинутых районах города непременно продаются веганские кексы, и за это я благодарю диетических веганов.

 

  • 16.07.2017


Комментарии