Люди убивают целые семьи змей в ходе жестоких «состязаний»

Люди убивают целые семьи змей в ходе жестоких «состязаний»

Джоанна Маккартур до сих пор помнит звуки, которые издавали гремучие змеи, находясь в смертельных ловушках в Свитвотере, Техас.

То было в 2015 году, когда она посетила ежегодный «праздник» охоты на змей, в ходе которого тысячи гремучих змей помещают в специальные вольеры на арене, а затем крайне жестоко убивают на глазах у публики. Взрослые болтают, а дети вопят – но змеи издают самые громкие звуки.

«Когда они лежат в кучах, одна на другой, то все издают звуки – гремят, – рассказывает Макартур, фотожурналистка и автор книги «Мы животные», – и эти звуки не означают «я собираюсь напасть», они означают «я боюсь – не ступай рядом со мной». Это звук тысяч гремящих змей».

На змей часто смотрят со страхом и отвращением, и людям затруднительно строить с ними отношения. Однако Мелисса Амарелло, соосновательница и глава отдела образования организации «Сторонники сохранения змей», говорит, что змеи – социальные существа, образующие прочные семейные узы.

«Удивительно, до чего похожи они на нас, – рассказывает Амарелло, – гремучие змеи – живородящие и заботятся о своих детёнышах на протяжении первых двух недель их жизни, держа в тепле и оберегая от хищников. Самки некоторых видов гремучих змей собираются вместе на заключительных стадиях беременности и затем они рожают детёнышей в одном месте и помогают друг друг заботиться о них».

Однако каждый год семьи гремучих змей разлучают, поскольку люди ловят тысячи особей, чтобы убить их в ходе змеиных фестивалей в Техасе, Оклахоме и других штатах. Люди ловят змей, заливая их норы бензином, из-за чего змеи не могут дышать под землёй.

Проведение «праздников охоты» началось 50 или 60 лет тому назад, для того, чтобы уменьшить популяцию змей и защитить скот, хотя, по словам Амарелло, в этих массовых убийствах нет никакой необходимости.

«Сторонники охоты на змей  утверждают, что число змей слишком велико, и они заполоняют собой города, поэтому нужно что-то с ними делать, – говорит Амарелло, – но это ложные утверждения. Нет научных данных, свидетельствующих о том, что змей чересчур много, или что нам нужны змеиные фестивали, чтобы контролировать численность популяции».

 

Истинная цель змеиных фестивалей, по словам Амарелло, – это прибыль, поскольку каждое событие такого рода привлекает толпы туристов. Фестиваль в Свитвотере, Техас, собирает приблизительно 30 000 участников.

Амарелло рассказывает: «Если нарисовать картину типичной американской окружной ярмарки, то она как раз будет соответствовать змеиному фестивалю. Там и торт-муравейник, и отбивные котлеты, и парки аттракционов. Непременная составляющая – оружейная выставка. И есть место, где находятся собственно змеи».

Проведя недели – если не месяцы – в ящиках без пищи и воды, гремучие змеи оказываются на фестивале – ослабленные, голодные и обезвоженные.

Хотя детали разных мероприятияй такого рода варьируются, Амарелло объясняет, что змеи, как правило, вынуждены проходить несколько этапов «обработки». Первый этап – это место, где змей измеряют и взвешивают.

Существуют призы для тех, кто приносит самых больших змей.

После взвешивания змей сваливают на общую площадку. Пока они там находятся, работники постоянно ходят по ней, расшвыривая  ногами ямкоголовых, поскольку те «слишком глупы и могут задушить друг друга», что, конечно же, абсурдно. Хотя пресмыкающиеся действительно могут причинить вред друг другу, поскольку их там слишком много.

Именно здесь змеи начинают греметь своими хвостами.

Звук, который мы обычно ассоциируем с угрозой со стороны змеи, на самом деле свидетельствует о страхе. Когда змеи думают, что смерть неминуема, они гремят. Это означает, что они напуганы.

Но не только издаваемые звуки выдают страх, но и запах. По словам Амарелло, этот смрпад просто «бил в нос» в Свитвотере. Она вспоминает: «Меня этот запах расстраивал ещё больше, чем зрелище убийства змей, поскольку я знаю, что запах свидетельствует об их страхе, и они пытаются сообщить друг другу, что происходит нечто ужасное и опасное. Запах был очень резким и сильным».

Некоторых змей перемещают с общей площадки на «образовательную площадку», хотя Амарелло отрицает учебную ценность этого: «Многие змеиные фестивали пытаются привнести  в свои программы элемент просвещения, но всё это выглядит скорее как шоу. Например, в Свитвотере в змей тыкают палками до тех пор, пока те не начинают прятать головы, свиваясь кольцами. А когда змеи находятся в этой позиции, работники берут их голыми руками, чтобы показать публике: «Посмотрите, змеи могут быть очень «кроткими».

После этого змей перемещают на площадку, где демонстрируется процесс добычи змеиного яда: люди заставляют змей испускать яд, который собирают в сосуды. По словам Амарелло, организаторы утверждают, что этот яд в дальнейшем используется в научных исследованиях. Однако некоторые исследовательские компании отказываются использовать яд, получаемый в ходе подобных мероприятий, на том основании, что змеям там причиняют вред.

Затем змеи достигают конечного пункта назначения – места, где их убивают.

Методом убийства служит обезглавливание, но убийство не происходит мгновенно.

Амарелло рассказывает: «Обезглавливание рептилии не есть гуманный способ убийства. Из-за их медленного метаболизма они фактически остаются живыми и сохраняют чувства в течение многих минут или даже нескольких часов после того, как их лишают голов. В роли зрителя «шоу» вы можете наблюдать этот процесс – их рты продолжают открываться, а тела извиваются».

Некоторые фестивали сейчас требуют, чтобы змей убивали выстрелом в голову из специального пистолета (орудия, обычно используемого на коммерческих бойнях) перед обезглавливанием – тем самым, в теории, их страдания уменьшаются. Но это не всегда работает, по словам Амарелло: «Для того, чтобы сработать эффективно, пистолет должен поразить определённое место. В противном случае вы просто причиняете дополнительную боль, а не оглушаете».

Макартур считает, что независимо от того, как змей убивают, все они испытывают страх: «Они извиваются, переворачиваются и гремят, потому что хотят выбраться».

После обезглавливания с тел змей сдирают кожу. Оргнизаторы события вдохновляют публику принимать в этом процессе участие – включая детей. Макартур считает, что это самая возмутительная часть «представления»: «Дети могут сдирать со змей кожу, окунать руки в их кровь, а после этого оставлять кровавые отпечатки ладоней на белой стене и писать под ними кровью свои имена. Это отвратительное зрелище. Родители тоже подзуживают детей: «Снимай, снимай с неё кожу. Не бойся запачкать руки!»

После этого, по словам Амарелло, из кожи делают ботинки, бумажники и тонны разных безделушек, а змеиное мясо готовят и подают посетителям фестиваля в закусочной.

В Оклахоме проводят фестивали, аналогичные тем, что проходят в Свитвотере, но с некоторыми отличиями. Прежде всего, часть убийств происходит не на глазах у публики. Но это не делает оклахомские фестивали менее жестокими. Фактически, по мнению Амарелло, фестивали в Оклахоме гораздо хуже: «Змей бросают в морозильную камеру, где те находятся до тех пор, пока не становятся неподвижными. Затем им зашивают рты и после этого выносят на публику, и люди могут сфотографироваться с ними и подержать на коленях. Это совершенно однозначное нарушение законов о жестоком обращении с животными в Оклахоме».

К сожалению, не существует офциального подсчёта змей на таких мероприятиях, вместо этого организаторы просто взвешивают змей в фунтах. Но Амарелло считает, что каждый год тысячи змей убивают на каждом фестивале, что может привести к уничтожению всего подсемейства гремучих змей.

Змеиные фестивали считают причиной уменьшения численности как минимум одного вида гремучих змей – ромбического гремучника.

Другие популяции гремучих змей не изучались столь же широко, но д-р Дэвид Стин, профессор, специалист по охране природы и дикой флоре и фауне в музее естествознания университета Оберна, считает, что фестивали негативно влияют и на эти популяции также.

Стин рассказывает: «Змеи склонны прятаться. Они хорошо закомуфлированы, что затрудняет их изучение. Мы мало знаем об изменении численности их популяций в долгосрочной перспективе. Однако я думаю, что элементарный здравый смысл позволяет нам полагать: такие фестивали пагубно влияют на численность змей». 

Макартур считает, что организаторы таких мероприятий должны отказаться от своей порочной практики и учиться тому, как жить с природой: «Если змеи причиняют вам проблемы, одевайте резиновые сапоги, выходя на задний двор».

Макартур предлагает потенциально лёгкий способ спасения змей, не вредящий местным экономикам, зависящим от фестивалей – продолжать проводить фестивали, сохранив такие элементы, как оружейное шоу, парад и парк аттаркционов, но отказаться от убийства змей: «Фестивали – это культурное явление, это способ заработать, но всё это можно осуществлять без убийств».

 

  • 12.08.2017


Комментарии