Мой малыш – строгий вегетарианец. В чём проблема?

Сара Кэмпбелл

Кормить сына было довольно просто. Самым тяжёлым было бороться с людскими предрассудками.

Я никогда не встречала строгих вегетарианцев, пока сама не стала веганкой, поэтому проявила некоторую наивность в своих предположениях о том, как это воспримут мои друзья и родные. Когда я начала объяснять свой новый диетический выбор знакомым, которые заметили, что я прекратила лакомиться любимыми продуктами (сыр и ещё раз сыр), реакцией была лёгкое недоумение. Но когда я упомянула, что мой сын двух с половиной лет вместе со мной следует веганской диете, то была совсем другая история. Я просто оказалась не готова к враждебности, с которой мне пришлось столкнуться.

Оказалось, декларация о том, что «мой ребёнок – веган», автоматически переводит вас в ранг «родителя под пристальным наблюдением». Меня обвинили в том, что я принуждаю сына следовать экстремальной диете исключительно по своей прихоти, делая его подопытным кроликом ненужного и опасного эксперимента.

Через некоторое время у меня пропало желание кому-либо рассказывать об этом. Я начала лукавить, говоря людям, что я веганствую, но мой сын является лакто-вегетарианцем – маленькая хитрость, которая всё изменила. С тех пор я узнала, что другие веганские родители используют эту тактику, чтобы избежать неприятных пересудов. Меня донимали теми же самыми вопросами, которые я задаю себе: «А как насчёт белка? А как насчёт железа и неуловимого B12?» Ответы о моем собственном питании принимались, но информация о диете сына воспринималась как подозрительная и потенциально ложная.

Я изучила все факты, которые были в моём распоряжении, и приняла решение. Рассмотрев все аспекты этого вопроса – экологический, этический и физиологический – я сделала выбор, который, как я чувствовала, был лучшим для моего сына. Через несколько недель я начала подозревать, что в этом, собственно, и была проблема: не в самой диете, но в том, что она была нетипичной. Может ли быть так, что в обществе, ориентированном на индивидуализм, полном разнообразия и мультикультурализма, воспитание детей является одним из последних бастионов косного следования традициям? Я начала задаваться вопросом, сталкиваются ли родители, дети которых учатся дома, с таким же уровнем пристального внимания и критики.

Кормя сына набором продуктов, которые считаются традиционным питанием, я руководствовалась суточными нормами потребления и рекомендациями относительно здорового питания организаций общественного здравоохранения – традиционными представлениями о сбалансированном рационе, включающем «продукты и напитки с высоким содержанием жиров и углеводов». Когда до меня дошло, что я следовала правилам, не давая себе труда думать самостоятельно, я изменила рацион сына.

Выбор веганизма заставил меня осознать давление, которого я даже не чувствовала, пока не перестала его испытывать. Когда в ресторанах мы заказывали блюда из детского меню, и я находилась во власти рекламы и уникальной способности моего сына убеждать криком. До того, как он перешёл к веганству, его обеденное время было сущим адом. Он плевался и вопил, сидя на своём стуле, и раскачивался взад-вперёд до тех пор, пока стул не падал, если я несколько раз подряд предлагала ему брокколи.

К счастью, было несколько блюд, которые он любил: рыбные палочки, спагетти болоньезе и куриные наггетсы непременно съедались. Тот факт, что он употреблял мясные и молочные блюда, в конечном итоге превратил меня в самодовольного и расслабленного родителя. Я предполагала, что он получает всё необходимое. Мне не приходило в голову, что он может получать слишком много.

С тех пор, как я стала веганкой, я озаботилась приготовлением самых лучших блюд для него, и, по прошествии нескольких недель, в течение которых я очищала ковёр от чечевичного карри, заметила, что он начал очищать свою тарелку.  

В мире, полном тревожных статистических данных о здоровье детей, безусловно, людей следует поощрять обсуждать альтернативы современной традиционной диете. Несмотря на все разговоры о недостаточности питательных веществ и более низких темпах роста, кормление моего малыша-вегана было довольно простым делом. Самая сложная часть касается дезинформации и предрассудков людей. Другая серьёзная проблема – отказ от сыра.

Некогда термин «веган» был одним из оскорбительных эпитетов, которым оперировали наряду с такой же традиционной бессмыслицей борцов с бородами, как «носки и сандалии» или «читатель Гардиан». К несчастью, поскольку первое вошло в моду, равно как и бороды, перспективы второго тоже улучшаются. Поэтому настало время пересмотреть представления о том, кто здесь ненормальный.

В наши дни сложно позволить себе пакет жареных орешков без того, чтобы не столкнуться с чем-то, имеющим отношение к веганизму – будь то приход из Германии первой сети веганских супермаркетов Veganz или воздержание от мяса и молока продолжительностью в двадцать два дня, который только что завершили Бейонсе и Jay-Z (и вам бы не помешало, правда?).

Потом, есть пример веганской пары (обоим за 60), которая в течение года каждый день бегала марафон, питаясь одними бананами. Модный веганский блоггер и повар Иса Чандра Московиц недавно издала новую книгу и имеет 30 000 подписчиков в Твиттере, не говоря уже о Тале Роннене, гуру, стоящим за веганским очищением Опры. Веганская свадьба Эллен Дедженерес и первый веганский обед в американском сенате…

И это лишь примеры, относящиеся к знаменитостям. Недавно прошёл веганский фестиваль на севере Лондона, в крайне грязном районе, и публики собралось достаточно, несмотря на проливной дождь. Как умудрились участники в носках и сандалиях не промокнуть, я не имею ни малейшего понятия.

Значит ли это, что веганизм перестали воспринимать с насмешкой? В прошлом веганизм упоминали в одном ряду с «фрутарианством», которое имеет общий корень с разновидностью уродливой обуви, но которым люди безо всякой радости занимались в 70-ых, и которое привело Эштона Кутчера в больницу в прошлом году.

Однако достаточно легко понять, в наши дни лазаньи из конины и молока, в которой гормонов больше, чем в подростковом организме, почему люди ограничивают свой рацион тем, чему они могут доверять. На счету веганизма – установление моды на отказ от ценностей общества потребления, на питание местными продуктами, на ношение бороды и крайнюю степень честности. А средний класс оттачивает свою диету из поколения в поколение – в конце 90-ых, в эру коровьего бешенства (болезни Крейтцфельдта-Якоба) и радостного потребления мяса, даже вегетарианство представляли как выбор альтернативного образа жизни. Когда-то покупка органических продуктов практически делала вас Эдуардом Карпентером.

У меня есть подруга, которая пять лет тому назад отказалась от молочных продуктов. Тогда мне казалось, что она сделала это просто для того, чтобы иметь возможность хамить официантам в итальянских ресторанах средней руки. Но в последние годы ещё три подруги последовали её примеру, одна по причине аллергии, другая – депрессии, а третья – просто потому, что чувствует себя лучше без молочных продуктов.

Именно к этому всё сводится, в конечном счёте. В то время, как практически религиозная веганская фанатичная парадигма может выжить в лобовой доле нашего мозга, ещё существует изнасилованная сыром нижняя кора, которая знает, что поедание больших количеств чего-либо просто не принесёт вам блага.

Несомненно, рост веганизма во многом обусловлен модой на те или иные системы питания – существует множество радикальных диет, в основе которых лежат сырые продукты, вода с сахаром, капельница с физраствором, которые сейчас из Лос-Анджелеса выходят на просторы страны, чтобы в январе привлечь множество адептов. Велика вероятность того, что многие люди попытаются быть веганами в течение трёх дней, поскольку на прошлой неделе переели мясных пирожков. И есть многие, для которых чудаковатое питание – удобная маскировка для осуществления любых запросов в связи с пищей.

Но для многих веганство – это эффективный способ подойти к вопросам питания с позиций здоровья и этики. И здесь присутствует ирония, более восхитительная, чем самая вкусная пирушка: там, где некогда веганы подвергались осуждению, служившему уделом последних неудачников, теперь они, судя по всему, являются самыми популярными людьми в Инстаграме, демонстрируя тарелки с мускатной тыквой так, как Рианна демонстрирует свои ягодицы, а их носки и сандалии остаются за кадром.

 

  • 22.08.2017


Комментарии