Я обратился к веганизму, чтобы уменьшить степень своего воздействия на биосферу

Я обратился к веганизму, чтобы уменьшить степень своего воздействия на биосферу

Джордж Монбиот

Ничто так не губит планету, как выращивание животных. Истинная забота о них означает отказ от мяса, молочных продуктов и яиц.

Мир может справиться с 7 или даже 10 миллиардами человек. Но только если мы перестанем есть мясо. Животноводство является самым мощным фактором, посредством которого мы усугубляем последствия нашего присутствия на планете. Именно количество земли, необходимой, чтобы вырастить корма для животноводства, делает его настолько разрушительным для планеты.

Анализ фермера и учёного Саймона Фэрли показывает, что Великобритания могла бы легко прокормить себя в пределах своих границ. Но в то время как диета, содержащая умеренное количество мяса, молочных продуктов и яиц, требует использования 11 миллионов гектаров земли (4 миллиона из которых будет пахотной), вегетарианской диете необходимо всего лишь  3 миллиона гектаров. Мало того, что люди не нуждаются в пастбищах, мы используем зерно и бобовые более эффективно, когда сами едим их, а не кормим ими коров и цыплят.

Это позволило бы 15 миллионов гектаров земель, используемых в настоящее время для ведения сельского хозяйства в Британии, отводить для дикой природы.  Если бы наш мир был веганским, Британия могла бы накормить 200 миллионов человек.

Распространив этот мысленный эксперимент на остальной мир, нетрудно понять, насколько гуманно мы могли бы взаимодействовать с природой, если бы перестали держать животных. Тропические леса, саванны, водно-болотные угодья, великолепная дикая природа могут жить вместе с нами, но не рядом с нашей нынешней диетой.

Поскольку мы не можем решить эту проблему так, как было описано выше, то допускаем, что можно решить этические проблемы, вызванные потреблением продуктов животноводства, переключившись с промышленного производства на мясо и яйца «свободного выгула». Нет ничего более далекого от истины. Выращивание крупного рогатого скота на пастбищах до известной степени благотворно для него, но жестоко по отношению к остальной части живого мира.

Когда люди критикуют промышленное сельское хозяйство, они обычно обозначают его словом «интенсивное». Но экстенсивное земледелие, почти по определению, наносит больший вред планете, поскольку требует больших площадей земли для выращивания такого же количества пищи. Выпас крупного рогатого скота или овец на ранчо, будь то в Амазонке, США, Австралии или на холмах Великобритании, наносит больший ущерб планете, чем откормочные площадки для коров и свинофермы, какими бы жестокими и отвратительными они ни были.

В течение нескольких лет, когда я всё больше узнавал об этих неудобных истинах, я постепенно исключал мясо, выращенное на агрофермах, из своего рациона. Но я всё ещё употреблял молоко и яйца. Я знал, насколько ужасны экологические последствия выращивания таких культур, как кукуруза и соя, которыми кормят коров и кур. Я знал об отходах, изменении климата, загрязнении воздуха. Но желание наслаждаться вкусами продуктов не оставляло меня. Сыр, йогурт, масло, яйца – я любил все эти яства.

Затем случилось нечто, что сломало стену сопротивления. В сентябре прошлого года я решил провести один день в районе реки Калм в Девоншире, известной своей дикой природой и красотой. Однако участок, который я собирался исследовать, был сведён к вонючей канаве, почти безжизненной, за исключением грибков в сточных водах. Попытка отследить источник загрязнения привела меня на молочную ферму. Местный житель сказал мне, что стихийное бедствие развивалось в течение нескольких месяцев. Но его усилия убедить Агентство по окружающей среде принять меры оказались бесплодными.

Я опубликовал фотографии, которые сделал, в «Гардиан», и они вызвали определённый резонанс. Тем не менее, Агентство по окружающей среде по-прежнему отказывалось принимать меры. Его отговорки были настолько нелепыми, что я понял, что это больше, чем простая некомпетентность. После публикации другой статьи об этом фарсе, меня ошарашили два сотрудника агентства. Они сказали мне, что им было приказано не обращать внимания на все подобные инциденты. По их мнению, причиной было политическое давление со стороны правительства.

Вот и всё. Почему, рассуждал я, я должен поддерживать отрасль, которую правительство отказывается регулировать? С тех пор я исключил почти все продукты животного происхождения из своего рациона. Я не фанатичен в этом вопросе. Когда я обедаю в доме друга, то могу вернуться к вегетарианству. Если нахожусь далеко от дома, то могу добавить каплю молока в свой чай. Примерно раз в две недели я ем яйцо на завтрак, раз в месяц у меня на столе может появиться рыба, которую я сам ловлю. Три или четыре раза в год, в особых случаях, я ем мясо из магазина: частично из жадности, отчасти потому, что не хочу быть ещё большим привидением на пиршествах, чем уже являюсь. Эта незначительная адаптация диеты, я считаю, также уменьшает шансы срыва.

Я всё ещё ем животных, убитых автомобилями, когда я могу их найти, и животных, убитых в качестве вредителей сельского хозяйства, чьи тела могут быть выброшены в мусор. В настоящий момент, когда голуби, олени, кролики и белки в этой стране водятся в изобилии и их убивают для иных целей, не для производства мяса, поедание их трупов, как мне кажется, не несёт дополнительных экологических последствий. Наверное, меня можно назвать флекситарианцем.

Однако такие блюда встречаются в моём рационе редко. Мои приблизительные расчеты показывают, что 97% моей диеты теперь состоит из растений. Я ем много бобовых, семечек, орехов и овощей. Это почти позволяет мне относить себя к полумиллиону человек в Британии, которые являются полными веганами, но не совсем. Конечно, мой выбор также имеет свои последствия, но они, в целом, менее серьёзны, чем последствия ежедневного употребления мяса, молочных продуктов и яиц. Парадоксально, но если вы обеспокоены последствиями выращивания сои, то есть смысл предпочесть прямое её употребление: использование продуктов животного происхождения подразумевает расход гораздо большего количества этой культуры, хотя и косвенно. Почти вся соя, выросшая там, где когда-то росли тропические леса, используется для кормления животных. Замена мяса соей уменьшает вырубку флоры (на килограмм белка) на 96%.

После почти года следования этой диете я значительно похудел. Я чувствую себя лучше, чем в прошлом, и моя склонность к полноте под контролем. Сыр сейчас не более привлекателен для меня, чем кусок сала. Моя астма почти исчезла. Есть ряд возможных объяснений, но я не удивлюсь, если бы это связано с отказом от молока.

Мясоедение часто ассоциируют со стереотипной картинкой мужественности, и некоторым людям кажется, что им угрожают те, кто отказывается от продуктов животного происхождения. Итальянская политическая деятельница недавно предложила заключать в тюрьму родителей, которые заставляют своих детей следовать веганской диете, в случае, если она приводит к недоеданию. Любопытно, что она не рекомендовала аналогичным образом наказывать родителей за то, что те кормят детей чипсами и колбасами.

На фестивале этим летом я случайно встретил знакомого из Девоншира, который пытался убедить Агентство по охране окружающей среды принять меры для спасения реки Калм. Он сказал мне, что ничего не изменилось. Когда речь идёт о выборе между защитой живого мира и ублажением мощных лоббистских групп, большинство правительств предпочитает второй вариант. Но мы можем прекратить поддерживать подобную коррупцию. Если вы сделаете подобный выбор, я сомневаюсь, что вам придётся пожалеть.

  • 26.09.2017


Комментарии