Мясной парадокс: как мы любим одних животных и едим других

Мясной парадокс: как мы любим одних животных и едим других

Брок Бастиан


Почему мы чувствуем тошноту при мысли о поедании собак, но сглатываем слюну при мысли о жареном беконе с яичницей?

И как мы может чувствовать сильное возмущение по поводу охоты на китов, наслаждаясь при этом жареной рыбой с картофелем? Почему получается, что некоторые животные заслуживают нашего участия, в то время как другие намного меньше?

Проблема с поеданием мяса важна с психологической точки зрения. Как у нас это получается? Как люди умудряются есть так много мяса, при этом признаваясь в своей любви к животным?

То, как мы потребляем мясо, становится проблемой. Мясная промышленность ресурсоемка и оказывает значительное влияние на окружающую среду, по сравнению с производством других продуктов. И так как численность населения растет в цифрах и в доходах, мясное потребление также имеет устойчивый рост. В странах, где мясо раньше было деликатесом, сейчас это основной компонент блюд.

Даже то, как мы производим мясо, все больше противоречит нашей любви к животным. Чтобы соответствовать все увеличивающемуся уровню потребления мяса, практика выращивания животных, убийства животных и производства мяса становится все менее гуманной.

И даже осознавая, что фермерские практики жестоки и неэкологичны, многие из нас все так же наслаждаются мясом. Вопрос остается прежним: почему мы делаем это?

Я объясняю это очевидное противоречие между любовью людей к мясу и их заботой о животных — «мясным парадоксом». Как в итоге люди могут любить животных и любить мясо?

Одним из способов делать это — забыть, что существует связь между мясом и животными. Людям редко нравится задумываться о том, откуда берется их мясо, через какие манипуляции оно прошло, прежде чем попало к ним на стол, или о жизненных качествах животных, от которых получено мясо.

Забывание или игнорирование цепочки производства мяса позволяет людям мысленно отделить мясо от животных, так что они могут есть свинину или говядину, не думая о свиньях или коровах.

Но забыть о том, откуда появилось мясо, — не всегда возможно. Многие рестораны, специализирующиеся на блюдах из говядины, размещают фотографии или картинки с коровами, чтобы прорекламировать свою продукцию или особенность используемой ими говядины. И даже с этими напоминаниями мы способны и дальше жевать, когда мясо попадает к нам на тарелку.

Чтобы разрешить мясной парадокс, людям нужно отрицать, что животные обладают нравственно значимыми качествами. Особенно они отрицают то, что у животных есть разум. Когда у кого-то предполагается наличие разума, мы начинаем заботиться о его благосостоянии, начинаем симпатизировать ему.

Отрицание умственных качеств у животных снижает когнитивный диссонанс, связанный с их поеданием. В то время как люди были бы рады узнать о генетических особенностях определенного вида коров, позволяющих получить особую мраморную говядину, маловероятно, что они столь же радостно хотели бы знать о том, что те же самые коровы так же испытывают боль, или что у них особенно хорошая память.

Проведенные на базе лаборатории психологические эксперименты показывают, как отрицание наличия разума помогает нам разрешить мясной парадокс.

В одном из наших исследований участников попросили съесть или кусок вяленой говядины, или орех кешью в качестве изучения потребителей. Затем их попросили отметить всех животных, которые, по их мнению, заслуживают моральной заботы. И в конце их попросили взглянуть на фотографию коровы и оценить ее умственные способности.

Участники, съевшие говядину, отметили меньше животных, нуждающихся в заботе, и ниже оценили умственные способности коровы по сравнению с теми, кто выбрал кешью.

Для того, чтобы продемонстрировать, что отрицание наличия разума у поедаемых животных — это то, чем мы оправдываем поедание мяса, мы обратились к еще одному исследованию.

В этот раз участников попросили написать короткое эссе на тему того, откуда берется мясо. Половине было сказано о том, что им предоставят кусок говядины или ягненка на пробу после написания эссе, другой половине сказали о том, что это будет яблоко.

Пока мы расставляли тарелки и раскладывали столовые приборы для пищевых образцов, мы спросили участников, не хотели бы они помочь нам с еще одним заданием. Мы показывали им фотографию коровы или ягненка и просили оценить их умственные способности. Мы обнаружили, что участники, которые думали, что будут есть мясо, больше отказывали животным в наличии разума, чем те, кто ожидал получить яблоко.

Так как мы более осознаем опасность для окружающей среды, здоровья и нравственности, связываемую с потреблением мяса, нет сомнения в том, что это начнет влиять на поведение людей. Хотя утоление голода — одно из наших базовых стремлений, и мясо в нашем рационе уже очень долго.

Наше исследование предполагает, что люди довольно упорны в поиске способа оправдать использование животных в пищу. Мясо занимает большое место в кулинарной традиции почти каждой страны, и люди делают все возможное, чтобы защищать свои культурные обычаи от угрозы.

Но люди также особенно чувствительны к тому, что они кладут себе в рот, и пока люди могут наслаждаться поеданием мяса, они не хотят особо об этом задумываться.

Продолжение повышения осознанности в вопросах боли и страданий, которые испытывают животные, ассоциирующиеся с мясной промышленностью, может быть важным средством в борьбе с все более увеличивающимся или неэкологичным использованием животных продуктов в еде.


Источник: http://theconversation.com/the-meat-paradox-how-we-can-love-some-animals-and-eat-others-149

Перевод: Евгения Карташева

  • 23.04.2019


Комментарии