Молочка — это страшно. Общественность начинает осознавать самую темную сторону фермерства

Молочка — это страшно. Общественность начинает осознавать самую темную сторону фермерства

Час Ньюки-Бёдн


Фотографии промышленных рядов стесненных загонов, в каждом из которых заточен одинокий теленок, потрясут тех, кто все еще верит в сказку о пасторальной молочной ферме, где застенчивые девы доят улыбающихся коров. Закон о благополучии гласит, что телят следует содержать в одиночных загонах только до восьми недель, но «Равенство животных» утверждает, что телята в клеточных батареях, в которых их сфотографировали в Grange Dairy в Дорсете, имеют возраст до шести месяцев — слишком большой для их клеток — и говорят, что у некоторых есть ссадины на спинах. Но специалисты по торговому стандарту говорят, что нет никаких доказательств нарушения требований по защите животных. В Marks & Spencer, фирме, которая закупает молоко у этой фермы, заявили, что они были «разочарованы», увидев отчет, но отказались уволить поставщика.

Как ни огорчает история, то, что происходит в других местах в молочной промышленности, представляет собой систематическую жестокость. В действительности повседневная практика большинства молочных ферм является более печальной, чем при производстве мяса. Мать-корова производит молоко, только когда забеременеет. Итак, начиная с возраста 15 месяцев, она по обычной практике будет искусственно оплодотворена. Фермеры механически получают сперму от быка, а затем загоняют корову в узкую ловушку, известную как «давка скота», где жестоко и насильно оплодотворяют её.

Когда она рожает, её теленка обычно отнимают в течение 36 часов, с тем, чтобы фермеры могли украсть и продать вам молоко, предназначенное для её ребенка. Эксперты по дикой природе говорят, что сильная связь между коровой и теленком быстро формируется после рождения. После этого бездушного расставания мать несколько дней будет мычать и кричать, недоумевая, где её ребенок. Ответ зависит от пола теленка. Если теленок мужского пола, он, вероятно, будет либо убит и брошен в мусорное ведро, либо продан, чтобы быть выращенным на телятину, что отсрочивает его смерть всего на несколько месяцев. Но если теленок — женская особь, она, как правило, будет подготовлена к собственному вступлению в молочное производство, где она столкнется с тем же циклом ада, в котором находится её мать: насильственное оплодотворение, отъём её ребенка и возвращение к «давке скота» два или три месяца спустя.

Как минимум шесть месяцев в году она скорее всего будет заключена в темном сарае. Всё большее число молочных ферм в Великобритании использует «безвыгульное содержание скота», при котором коровы проводят всю свою жизнь в закрытом помещении.

Хотя в Великобритании запрещены гормоны роста и использование антибиотиков ограничено, молочным коровам могут давать репродуктивные гормоны, и ветеринар может назначать антибиотики, чтобы она оставалась в состоянии производить неестественное количество молока. В естественных обстоятельствах, как правило, за раз в её вымени может быть не более двух литров молока, но алчные фермеры могут заставить её производить 20 литров и более. Её вымя становится настолько тяжелым, что делает её хромой, и у нее часто развивается мучительная инфекция, называемая маститом. Нагрузка, которую выдерживает её тело, приводит к тому, что она будет истощена к возрасту пяти лет. Вскоре её надой молока больше не будет считаться прибыльным. Или она может просто не выдержать всего этого. Так или иначе, её увезут на тракторе, втиснут в тесный грузовик и отвезут на бойню, чтобы убить и превратить в гамбургеры или детское питание. Через пять грустных и мучительных лет ей перережут горло — при естественных обстоятельствах она могла бы дожить до 25 лет.

Молочные продукты оказываются уязвимым местом для всей скотобойни. Публика неуклонно осознает тот факт, что реальность производства молока — это не просто какое-то несовершенство, которое беспокоит только идеалистов веганов, но на самом деле самая темная и злая часть всего сельского хозяйства. А вкусные немолочные альтернативы молочным продуктам, сыры и десерты в настоящее время широко доступны, поэтому, когда люди узнают правду, им легко отказаться от молочных продуктов навсегда.

К отказу от молока подключаются и небольшие компании. Кафе Fields Beneath в северном Лондоне внезапно прекратило предлагать коровье молоко, заменив его веганскими альтернативами, такими как овсяное, миндальное и соевое молоко. Они разместили в своем окне объявление, объясняющее, что сделали этот шаг после просмотра мощного пятиминутного видео на YouTube под названием “Dairy Is Scary”. В уведомлении добавлено: «Мы тоже не думали, что это так».

Промышленность начинает паниковать. Дэвид Доббин, председатель Dairy UK, опасается «демографической бомбы замедленного действия», поскольку молодые люди все чаще избегают молока. Всего 10 лет назад в Англии, Шотландии и Уэльсе насчитывалось около 21 000 молочных ферм. Отраслевые аналитики считают, что к 2026 году их останется менее 5 000. Пресс-секретарь Национального союза фермеров Майкл Оукс заявил, что агитация против молочных продуктов «не исчезнет». Он призвал к «позитивному продвижению» отрасли.

Но даже самым бесстыдным и одарённым пиарщикам на планете будет трудно представить положительный взгляд на жестокую реальность большинства молочных ферм.


Источник: https://www.theguardian.com/commentisfree/2017/mar/30/dairy-scary-public-farming-calves-pens-alternatives

Перевод: Евгения Карташева

  • 22.08.2019


Комментарии