Мнение: веганы не могут убедить людей отказаться от мяса, но, возможно, это получится у капитализма

Мнение: веганы не могут убедить людей отказаться от мяса, но, возможно, это получится у капитализма

Гамбургеры на растительной основе получают отличные отклики с Уолл-стрит. Это озадачивает веганов старой школы вроде меня.

Саммер Энн Бертон


Большую часть моей жизни веганство сводилось к отказу от продуктов животного происхождения, когда это было возможно, не только к отказу от мяса в своем рационе, но также кожи в обуви, шерсти в одежде и тестирования на животных в косметике. Веганизм — это не диета, это радикальная этика, которая меняет отношения между людьми и другими животными — то, что отвергает их промышленную коммерциализацию и требует их освобождения.

Но в последние годы понятие «веган» пришло к замене гораздо более широким рядом убеждений и мотивов. Многие перешли на растительный рацион для своего здоровья, для похудения или по рекомендации врачей после сердечного приступа или диагностирования диабета. Некоторые спиритуалисты нью-эйджа также отказываются от всех обработанных пищевых продуктов и продуктов животного происхождения, часто наряду с ГМО и неорганическими продуктами. Кроме того, растет число людей, которые сокращают потребление мяса или полностью его исключают из-за его разрушительного влияния на экологию.

Это привело к всеобщему ощущению, что веганство — это растущее движение, а движения создаются для того, чтобы извлечь выгоду. Корпорации, как новые, так и старые, зарабатывают на спросе на растительные продукты, и, судя по подавляюще позитивной шумихе вокруг таких компаний, как Beyond Meat и Impossible Foods, они получают прибыль. Инвесторы оценивают их в миллиарды, а гиганты фаст-фуда, такие как KFC, Burger King и Subway, изо всех сил пытаются добавить бургеры с кровью из растительного белка и альтернативы мясу в свои меню. Даже McDonald’s прощупывает почву.

Это озадачивает веганов, которые десятилетиями отстаивали серьезные этические изменения относительно животных.

Для нас аргументация в пользу того, чтобы не питаться миллиардами живых чувствующих существ, должна быть самоочевидной: зачем это делать, если в этом нет необходимости? Но это явно совсем не очевидно для большинства людей. Подавляющее большинство людей не изменили свой рацион или образ жизни ради благополучия животных. Вместо этого то, что сдвинуло дело — и вселило такой оптимизм во многих активистов по защите животных, с которым они были совершенно незнакомы, — это капитализм. Деньги от богатых инвесторов вливаются в эти новые корпорации, деньги растекаются между этими новыми компаниями и брендами фаст-фуда, чья основа прибыли всё ещё мертвые цыплята и коровы, и деньги поступают от любопытных потребителей, которые выстраиваются в очередь за веганскими позициями KFC и Impossible (невероятные) Whoppers.

Эта новая индустрия растет не благодаря нам, а во многих отношениях, невзирая на нас. Деньги: вот что работает!

Альтернативы мясу существуют уже несколько десятилетий — я помню, как мои бабушка и дедушка находили для меня веганский бекон в местном продуктовом магазине Kroger в Хьюстоне в 1994 году, когда я перестала есть мясо, но эти новые компании успешно продают свою продукцию в качестве совершенной инновации. Они сделали продукты максимально приближенными к мясу по вкусу и консистенции — до такой степени, что некоторых давних вегетарианцев и веганов эта еда не привлекает, вызывая неприятные эмоции. «Я сразу начала плакать, с ужасом глядя на сестру, — недавно написала Алисия Кеннеди о своем опыте, когда она пыталась попробовать Beyond Burger. — Я была уверена, что только что съела говядину, впервые за многие годы».

Итак, для кого эти бургеры на растительной основе? Компании, в частности Impossible Foods, в основном избегали «веганского» ярлыка в своем маркетинге. Для Impossible это может быть вынужденным, поскольку они добровольно проверили один из своих ингредиентов (поэтически тот, который придает бургерам «кровоточащий» вид) на 188 крысах, которых кормили ингредиентом перед тем, как убить и разрезать для изучения. Когда компания недавно объявила о своем партнерстве с Burger King в масштабах США, во многих веганских группах в Facebook наступило смятение из-за постоянных споров между веганами с разным отношением к тестированию на животных и к тому, должны ли веганы вообще поддерживать компанию быстрого питания.

Но в то время как KFC проводит тестирование Beyond Chicken в Атланте очередями, растянувшимися на весь квартал, потребление животных в мире всё так же растет, почти удвоившись с точки зрения потребления на душу населения с 1960-х годов. Одним из факторов этого всемирного стремления к большему количеству мяса является стремительное глобальное расширение американских франшиз быстрого питания и их местных подражателей. Во всем мире бизнес быстрого питания повысил потребность в жестокой эффективности в животноводстве и экологических разрушениях, которое сопровождают его, и теперь некоторые из его крупнейших игроков извлекают выгоду из зеленого ореола, окружающего растительное мясо.

В мае крупнейшая в мире мясоперерабатывающая компания JBS, напрямую связанная с обезлесением на Амазонке, объявила о создании собственной линии бургеров на растительной основе. В начале этого месяца на конференции Good Food Conference в Сан-Франциско выступила Кристи Лебор, руководитель отдела глобальных инноваций JBS, заявив: «Мы — самые крупные производители белка и ими и останемся. Если для этого нужно использовать растения, то мы будем это делать».

Эта конференция организована Институтом Good Food, некоммерческим учреждением, основанным выпускником PETA Брюсом Фридрихом, которая охватывает «основанные на рыночном спросе» решения для животноводства. Веганы и борцы за права животных, такие как Фридрих, десятилетиями боролись за прекращение животноводства и эксплуатации, не имея возможности до последнего времени отмечать столько галочек в графе побед. Для многих из этих активистов столь активное использование альтернатив на основе мяса на растительной основе — однозначно хорошее дело для животных.

Этот подход «если вы не можете победить их, присоединяйтесь к ним», просит тех из нас, кому не всё равно, — сменить свое возмущение корпоративной жадностью, которая превратила животноводство в то, чем оно является сегодня, на веру в то, что те же самые корпорации могут быть частью решения. Нас просят верить, что компании, которые глобализировали фабричное фермерство, теперь будут направлять общество к меньшей жестокости по отношению к животным и к более «устойчивой» продовольственной системе, без особой ясности относительно того, как эта продовольственная система будет выглядеть для фермеров и рабочих в крупных масштабах в долгосрочной перспективе, и без каких-либо обещаний по сокращению жестокого обращения с животными, практикуемого этими же компаниями в краткосрочной перспективе.

Во всей этой истории с моим противоречивым отношением к этим новым не мясным бургерам меня смущает нерешенный итог того, чем я готова поступиться, и кому я готова довериться в вопросе перспективы того, что мы сможем остановить животноводство, каким мы его знаем при моей жизни. Восемь миллиардов наземных животных ежегодно умирают, чтобы поддержать продовольствие в одних только США — восемь миллиардов чувствующих существ, разводимых в неволе и проводящих свою короткую, жалкую жизнь в грязи, многие из которых никогда не видят солнечного света, прежде чем их перевозят в переполненных грузовиках и убивают, потому что мясо — это вкусно.

Вот что лежит в основе всего этого: если когда-либо можно дать людям то, что они явно хотят, любой ценой — вкуса плоти животных — без жестокости и страданий, лежащих в основе промышленного животноводства, могу ли я действительно позволить 188 давно умершим крысам или моему недоверию к корпоративной жадности стоять на пути? Мы не можем доверить Burger King или JBS быть альтруистическими управляющими реформированной продовольственной системы — но страдающие животные не могут ждать, когда глобальный капитализм будет уничтожен или люди перестанут жаждать гамбургеров. Веганская этика никогда на самом деле не осуществляла прорыв, но всемогущий доллар теперь может стать большей надеждой для животных.


Источник: https://www.buzzfeednews.com/article/summeranne/morality-didnt-turn-people-vegan-capitalism-might

Перевод: Евгения Карташева

  • 01.10.2019


Комментарии