Видео, тайно снятые на фермах

Видео, тайно снятые на фермах

Я написал две книги, посвященные в основном изучению стандартов благосостояния сельскохозяйственных животных. Этот опыт убедил меня, что никакие слова не могут отразить эту тему. Чтобы по-настоящему понять, что испытывают животные, вы действительно должны сами посетить фабричные фермы. Конечно, владельцы фабричных ферм не хотят, чтобы публика была свидетелем происходящего. Поэтому большинство этих мест запрещают посещение. К счастью, в мире есть такие люди, как мой друг Коди Карлсон.

Коди перешел на веганство в возрасте девятнадцати лет. Несколько лет спустя он устроился на работу на большую молочную ферму в северной части штата Нью-Йорк. Он работал там в течение месяца, а затем ушёл на работу в свиноводческое хозяйство в Пенсильвании. После того, как та подработка закончилась, он получил работу на двух разных яичных фермах. Выбор рациона Коди был не единственным, что отличало его от коллег. Другое отличие заключалось в том, что каждый день, когда Коди приходил на работу, он носил с собой скрытую камеру.

Что происходит, когда вы берете на работу людей, у которых нет достойных возможностей трудоустройства, платите им гроши и помещаете их в напряженную рабочую среду с минимальным контролем? Слишком часто они вымещают свои расстройства на животных. Злодеяния, которые тайные следователи, такие как Коди, обнаружили на фабричных фермах, бесконечны. Я видел видео, показывающие, что индюки подвергаются сексуальному насилию. Я видел, как корову мать ударили по морде. Я видел, как овец пинали, бросали об стены и смеялись, пока они истекали кровью. Я даже видел, как рабочий ударил меж глаз беззащитного теленка киркой — по приказу своего босса. И это всё всего лишь маленькая часть того, что я видел. Я мог бы продолжать и продолжать, приводя другие примеры.

Мало какие виды работ являются такими же травмирующими, как работа тайного следователя по обращению с животными. Тем не менее многие активисты решаются на подобную работу. Совместными усилиями они снимают видео со скрытой камерой на всех видах операций на фермах, которые только можно себе представить: от инкубаториев для кур до откормочных площадок для скота и свиноферм. Другие тайные следователи устраиваются на бойни и рыбацкие лодки. Независимо от того, где появляются эти следователи, они обнаруживают ошеломляющую жестокость.

На YouTube размещено большое количество тайно снятых видео, которые разоблачают широко распространенную жестокость в сфере птицеводства и животноводства. В одном видео за другим вы увидите шокирующие способы заточения, ужасающие условия и садистское поведение работников.

Как правило, всякий раз, когда новое видео, снятое тайно, публикуется, виновная компания увольняет много рабочих, пойманных на жестоком обращении с животными. Хотя эти увольнения неизменно заслужены, они удобно снимают вину с собственников и управления. Однако корень проблемы не в каком-то отдельном работнике. Это неизменно собственники и управление, которые позволяют или даже поощряют эти жестокости. Фабричные фермы принадлежат и управляются людьми, желающими причинить непомерное количество страданий животным, чтобы сократить расходы.

Одни острые углы

Многие из наихудших злоупотреблений, связанных с промышленным сельским хозяйством, возникают в результате перенаселенности. У каждого фермера есть огромный финансовый стимул, чтобы втиснуть как можно больше животных в наименьшее из возможных пространство. Помимо этого ограничения, индустрия стремится сократить расходы до абсолютного минимума.

Эти усилия оборачиваются всевозможными печальными последствиями. Независимо от того, где именно в системе может находиться животное, муки и дискомфорт неумолимо наполняют каждый момент его жизни. Нет ни одного мягкого угла, ничего без края, ни единой передышки. Все достойное или стоящее было вытеснено десятилетия назад в погоне за прибылью.

Вы можете обнаружить десятки отдельных источников страданий в рамках промышленного фермерства. Куда бы вы ни посмотрели, открывается новый ад. Для краткости, вот только три темы из десятков, которые заслуживают длинного раздела книги:

1. Специализированные предприятия, называемые инкубаториями, производят миллиарды цыплят в год для птицеводства. В инкубаториях, обслуживающих яичные компании, на каждую самку выводится один нежелательный птенец мужского пола. Эти птенцы мужского пола бесполезны для промышленности, поскольку они не относятся к той породе, которая может выгодно расти для мяса. В некоторых из этих инкубаториев цыплят мужского пола бросают в мусорные баки и оставляют их задыхаться. В других птенцы быстро перемалываются живьем. В одних только Соединенных Штатах инкубатории убивают около 200 миллионов только что вылупившихся птенцов мужского пола каждый год.

2. Здания, в которых содержатся коровы, свиньи или домашняя птица, редко имеют огнетушители и часто загораются. Когда пожар появляется на птицеферме, число погибших обычно исчисляется десятками или даже сотнями тысяч. С 2000 года в результате пожаров погибло более 4,5 миллионов кур или индеек, 220 000 свиней и почти 12 000 коров и телят.

3. На грузовике, везущем животных на убой, резкое торможение или крутые повороты могут сбить животных с ног. Когда их сбивают с ног, их часто топчут другие животные. Они обычно достигают бойни, слишком сильно раненные, чтобы встать на ноги. Свиньи и крупный рогатый скот, которые прибывают на бойню, будучи неспособными ходить, часто гибнут от шока или жажды. Нет финансового стимула для того, чтобы уделять им внимание, поскольку животные, слишком больные или травмированные, чтобы вставать, не могут быть законно проданы на пищу для человека. В одних только Соединенных Штатах сотни тысяч голов крупного рогатого скота и свиней прибывают на бойни каждый год. Иногда они остаются без присмотра в течение нескольких дней перед смертью.

Здесь нет места, чтобы рассмотреть десятки других сравнительно важных тем. Нет места, чтобы поговорить о том, что могут видеть животные, когда они смотрят вниз на линию убоя. Мы также не можем здесь остановиться на опыте молочных коров, которые наблюдают, как их детей забирают через день или два после рождения. Нет также места, чтобы говорить о миллионах птиц и крупного рогатого скота, которые были захоронены заживо в открытых ямах во время вспышек заболеваний. У нас нет времени на то, чтобы подумать о недоношенных поросятах, которые не могут прибыльно расти, и поэтому их головы разбиваются о бетон. Промышленное животноводство — это бездонный ужас, куда бы вы ни взглянули.

Любой, кто задает вопрос о веганстве, получает очень громогласный ответ, стоит только внимательно присмотреться к промышленному фермерству.


Источник: https://www.vegan.com/why/

Перевод: Евгения Карташева

  • 15.02.2020


Комментарии