Я – активист-веган

Я – активист-веган

В сердце моём живёт желание избавить от нестерпимых страданий

Животных, которых человек рассматривает в качестве пищи.

Я встаю на рассвете и целый день сижу в тишине, слушая внутренний голос, открываясь и раздвигая границы своего «я».

Я – родившийся вчера телёнок на молочной ферме,

Которого сильные грубые руки оторвали от коровы-матери, в то время, как она жалобно мычала и ревела.

Оставшись один в узкой клетке, я дрожу, голодный, и лижу железные прутья.

А вот я – маленький ребёнок, которого впервые кормят твёрдой пищей из ложечки.

Я пытаюсь выплёвывать её, но мне продолжают запихивать её в рот.

«Съешь это», – говорит мама. «Это картофельное пюре и телячья печёнка – тебе на пользу».

Я – маленькая девочка, и сегодня до меня дошло –

«хот-доги», «гамбургеры», «бекон», «яйца», «телятина», «курица», «печёнка», «рыбные палочки» –

«Ты хочешь сказать, что всё это время я ела животных»? Моё сердце погружается во тьму.

А вот я – ребёнок, которого учат ловить рыбу.

 «Не переживай, рыба не чувствует боли», – говорят мне.

 «Да если бы и чувствовала, так ведь Бог дал их нам в пищу».

 «А… ну, хорошо».

 

А вот я сижу в зубоврачебном кресле

Неподвижный, а врач вырывает, выламывает, сверлит: о, это больно!

Глубоко внутри я знаю, что он мучает меня ради моего блага…

 

Я – телёнок, которого кастрируют и клеймят,

Поросёнок, которому обрезают хвост и метят уши надрезами,

Цыплёнок, которому обрезают клюв,

Обездвиженный, в то время, как меня ранят и жгут мою плоть, – больно!

Грубые руки, причиняющие мне боль; ужас перед крепкими руками, которые неотвратимо приближаются ко мне!

Я – священник на церковном пикнике-барбекю.

Я смеюсь, я доволен, а вокруг – моя паства.

Они жуют жирные куски мяса ягнёнка. Ещё бы – мы сегодня подняли пятьсот баксов!

Я – ковбой на родео.

«Ударь его как следует, я хочу, чтобы он поскакал!»

Стремительная погоня, бросок лассо, рывок верёвки, и конь лежит на земле;

Я пью пиво.

 

Я – молодая телица; идёт другое родео.

Верёвки, побои, клетки и внезапная раздирающая боль, словно удар ножа.

Дверь распахивается, и я спешу убежать. Внезапно меня жёстко скручивают, причиняя мучительную боль.

Пиво и смех.

 

Я – бывшая вегетарианка.

Я не склонна судить и осуждать, ведь, как бы оно там ни было,

Не то, что входит в уста, оскверняет человека, но то, что выходит из уст, оскверняет человека. *

Я – работница скотобойни,

Умертвляющая коров ножом и электрошокером,

Подобно тому, как меня саму кололи и пинали, когда я была ребёнком.

Я – начальница цеха на бойне, выполняющая свою работу;

Если я откажусь, компания найдёт кого-то другого…

«Ускорьте конвейер! Мы не успеваем – подъезжают большие грузовики»,

Полные свиней с белыми от ужаса глазами.

 

Я занимаюсь откормом скота, который нужен нам пожирнее.

Желудок сводит, спина болит, суставы ломит, и я присаживаюсь, чтобы утешиться стейком.

«Ведь не то, что входит в уста…»

 

Я – напуганная дойная корова,

Ещё молодая, всего лишь пяти лет от роду, я стою перед жёлобом скотобойни.

Пронзительная боль, страх столь густой, что я способна его чувствовать, грубые руки…

 

Я – откормленная индейка,

которую схватили за одну ногу и подвесили головой вниз.

Мои сухожилия разорваны; я вместе с другими, в движущейся очереди, пытаюсь бороться за жизнь:

Беспомощная, страдающая и охваченная паникой.

 

Я – самосущий свет безграничной любви,

Я приветствую каждую индейку, свинью, корову, утку, цыплёнка, лангуста, рыбу –

Не в качестве животных, но как тех, кем они, в действительности, являются – мной.

 

Кошмарное испытание позади, они навсегда расстались со своими поражёнными болью телами,

Я обнимаю их, как сущность, которой они являются, –

Радостью вечной жажды жизни,

Жизни, которая берёт начало в сердце вселенной.

И я обнимаю моих возлюбленных детей, всех по очереди:

Уставшего работника бойни, больную домохозяйку, менеджера,

Учёного и священника, вегана, вегетарианца и мясоеда,

Гориллу, волка, домашнюю кошку и загнанного оленя.

Я раскрываю объятия и обнимаю их с неумирающей любовью,

И навеки обволакиваю их лучезарным светом,

И обнимаю их, когда они возвращаются, как сердце их сердец.

И лишь они сами судят себя,

И наказываются своими собственными действиями на бесконечном пути существования,

Познания и роста, окончательного понимания,

Пробуждения от массового гипнотического транса,

И прославляют меня, любовь, которая является источником всего сущего,

Свободу, сияющую в сердце каждого существа.

 

Я – активист-веган,

Моё сердце исполнено знания совершенства бытия

И усердного труда, нацеленного на облегчение ужасных страданий,

Жертвами которых являются животные, рассматриваемые в к качестве всего лишь еды.

* Евангелия от Матфея, 15:11

  • 25.12.2016


Комментарии