Цена экологической безопасности

Цена экологической безопасности

Цель глобальной финансовой системы – вложить мировые накопления в самые производительные силы. Если система работает как следует, эти накопления направляются в инвестиции, обеспечивающие повышение уровня жизни. Если же есть просчёты, как было в последние годы, тогда инвестиции направляют в финансовые пирамиды в сфере торговли недвижимостью и во вредные для окружающей среды проекты, в том числе и те, которые усугубляют изменение климата, вызванное человеческой деятельностью.

Год 2015 стал поворотным в попытках создать такую ​​глобальную финансовую систему, которая способствует климатической безопасности, а не её разрушению. В июне представители всех правительств мира встретились в Аддис-Абебе, чтобы разработать новое рамочное соглашение о глобальном финансировании.

Цель встречи – построение такой финансовой системы, которая обеспечивала бы постоянное развитие. Имеется в виду экономический рост, нацеленный на улучшение социальных условий и экологической безопасности. Пять месяцев спустя мировые правительства подписали в Париже новое глобальное соглашение по контролю за изменениями климата в связи с деятельностью человека. Они также договорились о том, чтобы направить средства на получение экологически безопасной энергии. Тем самым, они укрепили договорённости, которые уже были достигнуты на переговорах в Лиме (Перу). Кроме того, было согласовано значительное повышение финансирования.

Предпосылкой обеспечения климатической безопасности является переход энергосистем всех стран от угля, нефти и газа к ветряной, геотермической и солнечной энергии, а также к другим низкоуглеродистым источникам.

В настоящее время учёные изучают возможность практической реализации полномасштабного каптажа и секвестрации двуокиси углерода (улавливания и консервации карбона), что может сделать возможным безопасное и длительное использование, по крайней мере, некоторых видов ископаемых топлив. Однако глобальная финансовая система продолжает вкладывать миллиарды долларов в год в разведку новых месторождений и добычу полезных ископаемых, лишь незначительно заботясь о проблеме улавливания и консервации двуокиси углерода.

Многочисленные инвестиции в поиск полезных ископаемых с целью получения энергии оборачиваются убытками, во многом из-за нынешнего падения мировых цен на нефть.

Очевидно, что с учётом климатического изменения, вызванного человеческой деятельностью, объём полезных ископаемых в мире превышает тот, что можно сжигать безопасно. Хотя рыночная конъюнктура не слишком прогнозируема, наиболее успешными инвесторами последних лет стали те бизнесмены, которые вовремя продали свои капиталовложения в производство энергии из полезных ископаемых, избежав, таким образом, потерь в связи с обвалом мировых цен на нефть. Возможно, сегодня им просто повезло, но их решение имеет смысл в долгосрочной перспективе, поскольку предусматривает будущую политику отказа от производства энергии из полезных ископаемых в пользу низкоуглеродистой энергии.

Ряд ведущих пенсионных фондов и организаций США и Европы вдруг «зашевелились». Они прислушались к словам бывшего генерального директора нефтяного гиганта, концерна British Petroleum (BP), лорда Джорджа Брауна, который недавно отметил, что изменение климата является «настоящей угрозой» для нефтяной промышленности.

Инвестирование в возобновляемые источники энергии

Во всём мире на правительственном уровне всё больше внедряют налоги на выбросы углекислого газа в атмосферу, чтобы подчеркнуть резкое повышение общественных расходов в связи с тем, что мы продолжаем использовать ископаемые источники энергии. Каждая тонна углекислого газа, выброшенная в атмосферу из-за сжигания угля, нефти и газа, стимулирует процесс глобального потепления. В связи с этим растут долгосрочные расходы, которые понесёт общественность – из-за засухи, наводнений, аномальной жары, экстремальных штормов, повышения уровня моря. И хотя эти будущие расходы невозможно точно оценить, недавние подсчёты определяют рост общественных расходов в диапазоне от 10 до 100 американских долларов на каждую выброшенную в атмосферу тонну углекислого газа. Правительство США оценивает среднюю величину на уровне 40 долларов за тонну.

Некоторые страны, в том числе Норвегия и Швеция, давно внедрили налог на выбросы СО2 для компенсации общественных расходов, который составляет 100 долларов на тонну выбросов, а иногда и больше. Многочисленные частные предприятия, в том числе и ведущие нефтяные корпорации, также недавно начали фиксировать в бухгалтерском учёте внутреннюю стоимость углеродных выбросов, чтобы при принятии решений учитывать инвестиции в производство энергии за счёт топлива. Это, в свою очередь, даёт возможность расчёта предполагаемых финансовых последствий, а также дальнейших шагов правительства, направленных на то, чтобы регулировать производство энергии из добытого топлива, и рассчитать налогообложение. И чем больше стран и компаний внедряют налог на выброс углерода, в то время, когда внутренняя бухгалтерская цена выбросов углерода возрастает, тем менее привлекательным становится инвестирование в производство энергии за счёт полезных ископаемых. Тем больше будут расти инвестиции в низкоуглеродистую энергетику. Сигналы рынка относительно налогообложения СО2 помогут инвесторам и руководителям отделов регулирования денежных операций в дальнейшем держать чёткий курс на уменьшение инвестиций в добычу полезных ископаемых. Кроме того, налог на выбросы углерода для государства является ключевым источником средств для дальнейших инвестиций в низкоуглеродистую энергетику. С падением международных цен на нефть до отметки 40 долларов за баррель правительства получили идеальную возможность для внедрения налога на выбросы углерода. Вместо снижения потребительской цены на нефть, чиновникам стоило бы внедрять налог на выбросы углерода. Потребители в любом случае выиграют, поскольку с каждого барреля нефти, в целом, 0,3 тонны приходится на выбросы СО2. Налог на выбросы углерода – например, 40 долларов за тонну, – приведёт к налогу на нефть в размере 12 долларов за баррель. Поскольку цены на нефть упали, потребители будут платить гораздо меньше, чем ещё несколько месяцев назад.

Более того, новые поступления от налога на выбросы углерода могли бы стать находкой для чиновников. Страны с высоким уровнем дохода обещали странам с низким уровнем дохода помочь с инвестированием в безопасность климата, как в деле использования низкоуглеродистой энергии, так и в деле борьбы с климатическими изменениями. В частности, они обещали выделять 100000000000 долларов в год на осуществление климатических программ, начиная с 2020-го года. Новые поступления от налога на СО2 обеспечат идеальные условия для выполнения этого обещания. Математика этого подсчёта довольно проста. Страны с высоким уровнем дохода в этом году выбросили почти 18000000000 тонн СО2 – около половины всех мировых выбросов. Если эти страны переведут по 2 доллара за тонну выбросов СО2 мировым финансовым организациям, наподобие нового Фонда зелёного климата, и региональным банкам развития, то эти переводы будут достигать 36000000000 долларов в год. Если часть этих средств использовать на организацию частного финансирования, можно будет получить сумму в размере 100 000 000 000 долларов. Крупные нефтяные компании и гигантские финансовые корпорации допустили серьёзные ошибки, направив средства в социально разрушительные инвестиции. В 2015-м году эти две мощные отрасли и мир в целом начали исправлять положение дел.

Мы стремимся к созданию новой глобальной системы, которая направляла бы средства туда, где они нужны уже сегодня: мы хотим вкладывать деньги в стабильное развитие и безопасность климата для нас и для будущих поколений.

  • 12.02.2017


Комментарии