Что означает Парижское соглашение для восьми миллионов биологических видов?

Что означает Парижское соглашение для восьми миллионов биологических видов?

В декабре 2015 года страны мира согласовали план борьбы с климатическими изменениями. Но как повлияет (если повлияет) знаковое Парижское соглашение на тысячи видов животных, которые уже оказались под угрозой исчезновения в результате глобального потепления?

Текст Парижского соглашения занимает 32 страницы, а слово «биоразнообразие» встречается там один раз. Несколько раз упоминаются леса, но слова «океаны» и «биоразнообразие» используются только по разу. Нет упоминаний о вымирании животных. Нигде в этом документе не говорится о природе, коралловых рифах, птицах, лягушках, орхидеях, белых медведях и бобрах.

Это не так уж и удивительно: Парижское соглашение – проект урегулирования климатических изменений – было разработано одним биологическим видом в пользу одного биологического вида. В его задачи не входило рассмотреть неизбежное влияние глобального потепления на восемь миллионов других, помимо человека, биологических видов (некоторые из них даже не имеют пока названий). Однако многие эксперты утверждают, что соглашение всё равно будет полезным для биоразнообразия, особенно если 196 участников не станут медлить с выполнением своих обязательств. «[Соглашение] имеет решающее значение для людей и для биологического разнообразия», – говорит Эдвард Перри (Edward Perry), координатор работы с климатическими изменениями в организации «Birdlife». Он назвал принятие декабрьского Парижского соглашения «исторически важным».

Популяция антарктических пингвинов в последние годы стремительно уменьшилось. Исследования указывают на климатические изменения, как на возможную причину. Пингвины зависят от популяции криля, но им также может угрожать уменьшение количества океанского льда.

Большинство специалистов по биологическому разнообразию сходятся во мнении, что Парижское соглашение – большой шаг вперёд, однако его недостаточно для противостояния существенным рискам, которым подвергается биоразнообразие вследствие глобального потепления. Недавнее исследование, отчёт о котором был опубликован в журнале «Science», выявило, что более 5% видов животных могут исчезнуть, даже если нам удастся не допустить повышения температуры более чем на 2°C (это основная цель, поставленная в Париже).

Нэнси Ноултон (Nancy Knowlton), эксперт по коралловым рифам Смитсоновского института, пояснила: «[Парижское соглашение] недостаточно радикальное, но дело не в этом. В конце концов, это движение в правильном направлении, а будущие попытки могут быть ещё более масштабными. Перефразируя Вольтера, скажу, что мы не должны делать лучшее врагом хорошего».

Учёные назвали тысячи видов, на которых глобальное потепление уже сказалось или может сказаться в ближайшем будущем. Например, Эдвард Перри отметил недавнее научное исследование, проведённое его организацией, которое показало, что четверть наиболее активно исследуемых видов птиц уже испытали негативное влияние климатических изменений.

«Учитывая прогнозы по изменению климата, [среди птиц] вдвое больше видов несут потери, чем выигрывают», – сказал Перри, указав на то, что учёные обнаружили 2300 видов птиц с признаками, которые делают их «особенно уязвимыми» к глобальному потеплению.

Климатические изменения уже уничтожили источники питания многих птиц, сказались на ритмах перелётов и появления птенцов, а также на ареале обитания некоторых холодолюбивых видов.

Птицы – наиболее изученный класс животных на планете – хороший пример того, как климатические изменения уже сейчас сказываются на дикой природе. Однако не только они ощущают, что становится жарко. Вероятно, климатические изменения отчасти ответственны за то тяжёлое положение, в котором оказались амфибии: в течение последних десятилетий около 200 их видов безвозвратно исчезли.

 

По словам Робина Мура (Robin Moore), соучредителя организации «Альянс за выживание амфибий» (Amphibian Survival Alliance) и автора книги «В поисках утерянных лягушек», существуют веские доказательства того, что климатические изменения могли способствовать распространению хитридиомикоза (болезни, которая убивает лягушек). Исследование показало, что повышение температуры могло способствовать распространению этой болезни в Коста-Рике и в Австралии. Более того, существует вероятность, что болезнь адаптируется к климатическим изменениям быстрее, чем её жертвы.

Как объясняет Мур: «Патогены всегда меньше по размерам, чем их носители. У них быстрее происходит обмен веществ. Поэтому они обладают способностью акклиматизироваться быстрее. И это явление скажется не только на амфибиях».

Южная ложная лягушка (Pseudophryne corroboree) когда-то принадлежала к видам с высокой численностью, а сейчас находится на грани исчезновения вследствие хитриомикоза, распространение которого могло усилиться из-за климатических изменений.

Наибольшую угрозу для амфибий представляет уничтожение их среды обитания. По мнению Мура, от этого они становятся более уязвимыми даже к незначительным климатическим изменениям: «Амфибии выжили в ходе четырёх массовых вымираний, связанных со значительными изменениями климата. Я считаю, что теперь на грань уничтожения их ставит девятый вал страшных условий, созданных людьми».

Точно не определено, каким именно образом климатические изменения повлияют на большинство биологических видов. И также не установлено, сколько вообще видов обитает на планете (оценки колеблются от 3 до 100 млн, а исследование 2011 года указало ориентировочное количество в 8,7 млн). Существуют человеческие сообщества, живущие на передовой климатических изменений: низинные островные страны, которым грозит затопление. И также существуют природные среды, которые, по мнению ученых, являются очень уязвимыми к климатическим изменениям. Коралловые рифы принадлежат к самым богатым экосистемам на планете. Для них характерно наибольшее видовое разнообразие в океане. Их аналог на суше – это дождевые леса: высокие, часто закутанные в облака, а также очень густо и разнообразно населённые. Многообразие жителей рифов находится под угрозой по вине человечества. Эксперт по амфибиям Мур говорит, что даже при условии достижения цели соглашения существенный риск для биоразнообразия остаётся актуальным: «Невозможно знать, как будет выглядеть мир с температурой на 1,5°С выше, чем в доиндустриальную эпоху, но сами по себе длинные и скучные обсуждения этого похожи на споры о том, кто должен вызвать пожарную бригаду, в то время как ваш дом вот-вот сгорит дотла». Вместо этого он предлагает действовать. Дождевые леса, как и коралловые рифы, приспособлены к выживанию в пределах определённых температурных перепадов. Исследователи уже отметили тот факт, что дождевые леса в буквальном смысле слова перебираются в более высокогорные районы, спасаясь от потепления. Однако, по мнению Дэвида Луца (David Lutz), эколога, специалиста по лесам и сотрудника Дартмутского колледжа, фауна дождевых лесов «не успевает перемещаться достаточно быстро, чтобы спасаться» от непрерывного потепления.

Как отмечает известный специалист по тропическим лесам и сотрудник Университета Джеймса Кука Уильям Лоренс (William Laurance), «когда мир становится теплее – или когда периоды аномальной жары особенно продолжительные – этим видам животных буквально некуда деться, разве что спасаться на небесах. Я думаю, что в тропических горах вымрет больше животных, чем где-либо в мире». Ситуацию усложняет ещё и то, что многие из этих лесов даже не смогут перемещаться дальше. Когда сеянцы станут прорастать выше в горах, они будут подвергаться опасности со стороны высокогорного животноводства, по крайней мере, в Андах. Лоренс комментирует это так: «Пытаясь продвинуться выше на эти пастбища, деревья будут съедены коровами или сгорят – фермеры специально поджигают лес, чтобы лучше росла трава». Если не осуществлять меры, которые позволяли бы дождливым лесам перемещаться как можно дальше, многие из них исчезнут, забрав с собой бесчисленные виды животных.

Парижское соглашение подчёркивает «важность обеспечения целостности всех экосистем, в том числе океанов, и защиты биоразнообразия», однако не углубляется в подробности того, как отдельные страны должны (если вообще могут) защищать уязвимые виды животных в условиях потепления. Однако реальным достижением соглашения является признание важности защиты поглотителей углерода, в частности лесов. Мур, который назвал это признание «особо значимым», отмечает: «Мы не можем говорить о действенной борьбе с изменениями климата, игнорируя страшные потери лесов».

Эксперты надеются на то, что соглашение будет способствовать таким инициативам как REDD + (уменьшение выбросов от уничтожения лесов). Данная программа ООН предлагает использовать финансовую поддержку богатых стран, чтобы платить развивающимся странам за сохранение лесов. Переговоры продолжались почти десятилетие, и проект REDD + только начинает осуществляться. Этой инициативе было уделено много внимания во время переговоров в Париже. Перед встречей Великобритания, Германия и Норвегия выделили 5 млрд долларов для защиты тропических лесов от вырубки. Африканские страны пообещали восстановить 100 млн гектаров лесных участков на континенте в течение следующих 15 лет. При правильной реализации этих программ (с привлечением местного населения), они могут сыграть большую роль в сохранении биоразнообразия на суше. Но некоторые эксперты обеспокоены не только непосредственным влиянием климатических изменений на биоразнообразие, но и тем, как будущее потепление может сделать людей врагами природы.

Никхил Адвани (Nikhil Advani), старший руководитель программы WWF по климатической адаптации, поясняет: «Мы видим примеры того, как усиливается браконьерство, когда засухи или потопы мешают сельскому хозяйству. Когда засухи нарушают работу гидроэлектростанций, люди часто начинают вырубать леса на дрова».

Он добавил, что многие виды крупных млекопитающих, находящихся под защитой WWF, «больше пострадают от опосредованного человеческого фактора, чем непосредственно от климатических изменений». Международная группа запускает краудсорсинговую кампании по сбору информации WWF Climate Crowd, чтобы лучше противостоять таким угрозам.

Климатические изменения ставят особенно сложную задачу перед биологами, ведь им приходится иметь дело с многочисленными факторами, которые запутывают и усложняют прогнозирование изменений биоразнообразия через десять, двадцать или даже сто лет. Однако нельзя не замечать рисков с учётом тех явлений, с которыми сталкиваются различные виды животных по всему миру: от тающих арктических ледников до страшных лесных пожаров и рекордно масштабных засух в бассейне Амазонки.

Лоренс, который присутствовал на переговорах в Париже и акцентировал внимание на планах Индии и Китая и в дальнейшем строить тепловые электростанции, несмотря на климатические обязательства этих стран, комментирует происходящее так: «Не могу избавиться болезненного ощущения, что мы откладываем на будущее множество трудных решений. Мы полагаемся на детей и внуков, но им придётся пойти на ещё большие жертвы и заплатить ещё более высокую цену, потому что мы не хотим по-настоящему бороться с этими проблемами сами». Однако Нэнси Ноултон из Смитсоновского института более оптимистична: «Что касается социальных изменениях, они могут происходить очень быстро. Это даёт мне надежду. От этого зависит существование тысяч видов животных».

  • 03.03.2017


Комментарии