В Техасе одобрен яд, вызывающий «свиной апокалипсис», но Даллас осмеливается не согласиться

В Техасе одобрен яд, вызывающий «свиной апокалипсис», но Даллас осмеливается не согласиться

Роберт Вилонский

В феврале 2017 года государственный верховный секретарь по вопросам сельского хозяйства Сид Миллер неожиданно принял решение узаконить практику отравления диких свиней, популяция которых, похоже, вышла из под контроля. В пресс-релизе, сообщающем об одобрении использования коагулянта варфарина с целью контроля над животными, Миллер указал, что «на горизонте маячит свиной апокалипсис».

Мы рассмотрим вопрос о том, приемлемо ли использование варфарина (считаем, что скорее нет, чем да). Но, прежде всего, стоит обратить внимание на то, когда было принято решение. Поскольку – какое совпадение – спустя примерно сутки после того, как офис Миллера внёс изменения в техасский административный кодекс и подал сигнал о начале кампании по уничтожению «грязных свиней», муниципалитет Далласа принял прямо противоположное решение.

Четырнадцатью голосами против одного муниципальный совет согласился заплатить в течение следующих трёх лет базирующейся в Аледо компании под названием Striker Outfitters за то, чтобы «гуманным образом поймать и устранить» из города диких свиней.

На Striker Outfitters будет возложена задача проведения облав на диких зверей, которые причиняют ущерб на многие миллионы долларов муниципальным полям для игры в гольф, берегам озёр, полям и большим просекам в лесу Тринити.

Голосование состоялось после того, как течение десяти месяцев осуществлялась пилотная программа с участием Striker Outfitters, которая, как сказал специалист по городской биологии Бретт Джонсон, позволила отловить 96 свиней на нескольких участках лесного массива в южном Далласе, включая Joppa Preserve, Great Trinity Forest Trail и Keeton Golf Course, в районе дорог North Jim Miller и Bruton.

Джонсон рассказывает: «В той местности, где мы активно занимались отловом зверей, наблюдается значительное уменьшение их популяции. Мы знаем, что на прилегающих участках по-прежнему много диких свиней, поэтому важно бороться с ними в рамках общегородского проекта».

Речь действительно идёт о масштабах всего города: многие отмечают, что дикие свиньи часто встречаются в южном Далласе, возле Audubon Center, в лесу и в районе White Rock Creek. Но в последние пару недель, по словам Джонсон, он наблюдал свидетельства того, что свиньи уничтожают насаждения в десяти футах от дороги Interstate 35E рядом с Northwest Highway и Harry Hines Boulevard. Он опасается, что они могут в один прекрасный день или, что ещё хуже, ночь начать разгуливать по Stemmons Freeway.

Согласно соглашению городских властей со Striker Outfitters, после того, как свиней отлавливают, их отвозят в Frontier Meats в Fort Worth, где их убивают и расчленяют на бекон – стандартное блюдо палео-диеты. Капканщики стремятся  получить всё до последней копейки, поэтому стараются поймать как можно больше свиней. Большая часть этой свинины оказывается на тарелках людей в Европе и Азии.

Новая городская программа поимки свиней включает камеры, с помощью которых ведётся запись охоты.

Теперь примите в расчёт то обстоятельство, что результат один и тот же, независимо от того, как вы убиваете свиней – ставите на них капканы или умерщвляете ядом. Нашпигуйте их варфарином или отвезите на грузовике во Frontier – смерть есть смерть, вот и всё. Сгодится любое средство, которое избавит город от «угрозы», как охарактеризовала диких свиней городская администрация в ходе брифинга в 2016 году.

Однако налицо очевидная проблема – убийство диких свиней с помощью яда грозит тем, что будет отравлено все остальные виды в пищевой цепочке. Именно поэтому охотники, борцы за охрану природы и городские биологи, в целом, согласны в том, что использование варфарина  для сокращения численности диких свиней – это довольно неудачная идея. Ассоциация охотников на свиней Техаса просит офис Миллера отказаться от использования яда, и объяснение, которое дают охотники, довольно простое:

 «По нашему мнению, для Техаса применять яд – скверное решение, поскольку вполне могут отравиться люди, перерабатывающие и потребляющие мясо диких свиней», – сказано в петиции, которая была размещена онлайн и уже собрала более 4200 виртуальных подписей.

Я подозревал, что государство намерено использовать яд в сельской местности, где ранчеры с большими наделами не имеют ресурсов или склонности ловить диких свиней с помощью капканов с термометрами и видео-камерами. Однако представитель министерства сельского хозяйства Перри Сервантес заявил, что это вовсе не обязательно.

Он сообщил мне, что города, возможно, захотят использовать пилюли с ядом, поскольку «ловушки эффективны лишь отчасти, и мы не сумеем поймать таким образом достаточное количество животных».

Я позвонил в министерство сельского хозяйства, чтобы задать вопрос об опасениях охотников, поскольку мы уже знаем, что если в этом штате и есть группа людей, к которой Сид Миллер отнесётся серьёзно, то это охотники. К сожалению, не в этот раз.

По словам Сервантеса, новый закон ограничивает продажу яда, его могут купить лишь люди, которые сдали соответствующие экзамены и получили лицензию. Но тем самым нисколько не уменьшается вероятность того, что случится беда – например, кормушка с ядом или ловушка с отравленной приманкой окажутся доступными другим животным.

Бен Сэндифер, бухгалтер из  Далласа и охранник реки Тринити, который сейчас больше времени проводит в обществе диких свиней, чем людей, говорит: «Отравиться рискуют любые животные – стервятники, койоты, птицы, которые питаются требухой».

Долгие годы Сэндифер занимался тем, что собирал свидетельства ущерба, наносимого дикими свиньями в южной части города, где расположен и Big Spring, признанный муниципалитетом историческим местом. Сделанные им фото диких свиней и причинённого ими ущерба неизменно фигурируют на муниципальных брифингах, посвящённых этой проблеме. А в прошлом декабре он сообщил, что муниципалитет закрыл Big Spring, поскольку «пытается бороться с вышедшей из-под контроля популяцией диких свиней».

Но он согласен с Джонсон: «Там, где в последние месяцы была запущена программа по ловле свиней капканами, популяция значительно сократилась». И у него есть научные данные, это подтверждающие.

 «Я изучаю воду на предмет содержания в ней кишечной палочки из испражнений животных, и с того времени, как начали устанавливать капканы, содержание кишечной палочки понизилось», – сказал он.

До этого, по словам Сэндифера, уровень был «действительно высоким». Теперь же, по его словам, «он практически нулевой».

 

  • 13.04.2017


Комментарии