Расставание с сыром

Расставание с сыром

Мне хотелось сыра при каждом приёме пищи, и это не преувеличение.

Я желал видеть сыр в каждом блюде. Мне никогда не хотелось сладкого, но меня преследовало желание есть сыр. Я обожал сыр. Макароны с сыром, сырную пиццу, кусочки острого сыра чеддер, сыр фета в салатах и так далее...

Я перестал есть мясо после того, как прочитал ряд статей о сущности животноводческой промышленности и увидел реальность насилия благодаря очень красноречивым фотографиям в журналах. Как только я сопоставил факты, отказаться от мяса было легко. Но молочная промышленность оставалась вне подозрений, и страсть к сыру сохранялась на протяжении многих последующих лет. Перспектива отказаться от любимого продукта вызывала у меня усмешку. «Я никогда не смогу отказаться от сыра!», – повторял я часто и надменно.

Вот таким я был, друзья, – горячим поклонником сыра.  Я считал, что, в отличие от мяса, молочные продукты не являются плодами насилия и убийства. Ведь дойка – благо для коровы, не правда ли? Мое мнение по этому вопросу было расплывчатым и сформировалось под воздействием пропаганды потребления, на которой я вырос, а мои чувства были обусловлены пристрастием к самому продукту и не основывались на каких-либо реальных знаниях.

Даже решение стать веганом я принял ещё до того, как по-настоящему понял природу молочных продуктов. В момент просветления я осознал, насколько лицемерен отказ от некоторых, но не всех, продуктов животного происхождения по соображениям этики. Поскольку причины необходимости отказа от молочных продуктов по-прежнему ускользали от моего понимания.

Я продолжал жаждать сыра, поскольку он всё ещё жил в моём уме, и был продуктом, по которому я испытывал ностальгию. Несколько раз я потакал себе. Я говорил себе: «Эх, если я сумею когда-нибудь стать владельцем собственных коров, то непременно заделаюсь сыроваром. Я не говорю, что никогда больше не буду его есть».

Мы все слышали истории о людях, которые утверждали, что ведут веганский образ жизни, а затем делали «перерывы», чтобы полакомиться любимой пищей, например, сгущёнкой или сметаной. Впоследствии я понял, что на самом деле не являлся тогда веганом. Да, я пытался, но не ощущал связь. То был ещё поверхностный подход, принудительная попытка лишить себя «вкусненького», а не реальный акт сострадания, отказ от участия в причинении страданий животным и их эксплуатации в виде индустрии молочных продуктов.

Чтобы быть веганом, требуется кардинально изменить представление о продуктах животного происхождения. Сыр больше не манит меня. Теперь это совершенно неприемлемый символ страданий и эксплуатации. Не всегда легко понять, действительно ли тебе нужен тот или иной продукт. Можно допускать, что люди, которые изначально начали потреблять коровье молоко, делали это из необходимости. Можно считать, что некоторые люди живут там, где сыр – один из немногих доступных продуктов. Но для большинства из нас в сыре нет никакой необходимости. По большому счёту, не только сыр, но и все молочные продукты не представляют особой ценности для человеческого здоровья и выживания в современном мире.

Человеческое молоко предназначается для новорожденного, и большинство взрослых испытает рвотный позыв при мысли о необходимости пить его самим. То же самое справедливо и в отношении кошачьего молока, молока собаки и свиньи. Тем не менее, каждый день люди потребляют коровье или козье молоко в различных формах, и большинство людей не может дать внятный ответ на вопрос, почему, хотя они способны повторять пропаганду молочной промышленности о том, что молоко является лучшим источником кальция. Но коровье молоко предназначено для того, чтобы помочь телёнку расти, так же, как человеческое молоко отлично подходит растущему младенцу. Людям гораздо лучше получать кальций из овощей, орехов, обогащённых видов веганского молока и апельсинового сока. Раньше я думал, что для меня будет благом не отказываться от сыра тотально, но знания о пагубном влиянии молочных продуктов на человеческий организм помогли мне понять, что я могу навредить себе, потребляя молоко. И здесь мы походим к этическому аспекту вопроса потребления молока: молоко перестаёт выделяться молочными железами естественным образом, если его не потребляет детёныш, для которого оно предназначено. Если детёныша не допускают к матери и выкачивают у неё молоко, провоцируя его производство впустую (не по назначению), то это жестокость и насилие.

У коров и коз лактация происходит по тем же причинам, что и у людей. Когда молоко отнимают у коровы или козы, его также отнимают у телёнка или козлёнка. Если мы потребляем молоко животного, детёныш его лишается. Люди не гнушаются тем, чтобы красть молоко у матери и детёныша, и это в высшей степени несправедливо. Человеческие матери не являются единственными млекопитающими, способными формировать глубокие, тесные связи со своими детьми. Коровы плачут и зовут телят, которых грубо оттаскивают от них после рождения, чтобы мы могли использовать молоко для себя. Затем бычков убивают, а тёлочек выкармливают с целью сделать из них дойных коров, как и их матерей. Материнский инстинкт является реальным для этих животных, и они, лишаясь детей, испытывают чувство опустошённости, что проявляется в их поведении.

Узнав о порочности производства молочных продуктов, одновременно с этим я узнал о глубокой любви и заботе, на которую способны представители других видов. Ничто не может служить оправданием уничтожения этой связи. Материнское молоко предназначено для ребёнка, и люди не имеют права отнимать его для себя. Можно решить, что приемлемо красть молоко, при условии, что детёнышам оставляют возможность быть рядом с матерями, но следует понять, что мы живём в капиталистическом обществе, и если существует спрос на определённый продукт, люди обязательно будут его производить. Поддерживая кражу молока, мы делаем её нормой и необходимостью. Как можем мы брать и принимать что-то очень ценное и однозначно нам не принадлежащее, если абсолютно не должны этого делать? Люди, которые могут позволить себе покупать так называемые гуманные продукты животного происхождения, лишь помогают утвердить представление о том, что такие продукты необходимы. Однако, повторю, мы не нуждаемся в молоке другого вида – ни в целях выживания, ни даже в видах здоровья.

Давайте поймём, что мы не любим сыр. Любовь не имеет ничего общего с нашим эгоистическим желанием. И давайте признаем различие между желанием и необходимостью, особенно там, где невинные жизни приносятся в жертву.

Эксплуатация уязвимых групп населения – это не любовь. Любовь – это мать, лелеющая своё дитя. Любовь – это семьи, живущие в гармонии и заботе. Истинная любовь сострадательна, великодушна и зиждется на уважении к другим.

Я никогда не думал, что настанет день, в который я перестану есть сыр. Но каждый день даёт нам шанс изменяться и расти, и я – ходячее доказательство того, что даже самые несгибаемые поклонники молочных продуктов могут стать веганами. Сейчас я счастлив, что больше не способствую увеличению спроса на столь ужасный продукт. Я не переношу вида сыра. Мне помогает понимание того, что сыр никогда и не был моим. 

  • 18.04.2017


Комментарии