Веганство делает человека менее агрессивным? Или более?

Веганство делает человека менее агрессивным? Или более?

Джеймс Хамблин

Прямо сейчас, если вы сядете на автобус, следующий по 16-ой улице на северо-западе Вашингтона, округ Колумбия, вы проедете мимо плаката, который, на первый взгляд, бессмысленен от начала и до конца. На нём изображён северокорейский диктатор Ким Чен Ын, взлетающий  на ракете. И надпись: «Не пугайся. Стань веганом».

Синий баннер висит над офисом организации по защите прав животных «Люди за этичное обращение с животными» или PETA, которая опубликовала недавно письмо никому иному, как госсекретарю США Рексу Тиллерсону, в котором настоятельно призывает его использовать веганизм как стратегию мира во всем мире.

Письмо начинается довольно мирно с благодарности Тиллерсону «за призыв к Северной Корее отказаться от своих ядерных и баллистических ракетных программ», а затем возвращается к еде. «Мы хотим, чтобы все стали веганами, чтобы избавить от мук животных, страдающих от фабричного фермерства и скотобоен», – сказано в письме. Группа ничего не говорит о том, что могло бы удивить людей, знакомых с её миссией и с соответствующей практикой ведения сельского хозяйства.

Но затем в письме PETA сказано: «…поскольку еда веганов, как было доказано, способна обуздать насилие». Впоследствии группа усилила акценты в сопроводительном заявлении для прессы, написав: «Питание веганскими блюдами, как было доказано, помогает укротить агрессию».

Имеется ввиду человеческая агрессия? Помимо агрессивных методов получения продуктов животноводства, как употребление сыра или рыбы делает человека более агрессивным?

Захватывающая идея и, если это правда, заслуживающая внимания. Основанием для такого утверждения в письме PETA было следующее: «В тюрьме строгого режима штата Алабама, например, тюремные надзиратели установили, что кормление заключенных вегетарианскими блюдами в рамках программы по сокращению насилия привело к значительному уменьшению поведенческих проблем... Мы, ссылаясь на этот факт, в нашем призыве изменить диету, адресованном Ким Чен Ыну, надеемся, что она может легко привести к переменам в его отношениях с другими странами. Никогда не знаешь!»

Неужели мы никогда не узнаем? Если в настоящее время трудно заставить Ким Чен Ына не нарушать международные соглашения и права человека в его собственной стране, каковы основания предполагать, что он изменит свою диету по предложению Рекса Тиллерсона?

И даже если бы Ким Чен Ын сделал это – если бы среди всех просьб, которые должны были бы быть выполнены Северной Кореей на данном этапе истории, Тиллерсон внушил бы диктатору, что он действительно должен прекратить есть мясо, – есть ли реальная причина полагать, что это изменило бы его характер?

Это уже не первый случай, когда PETA делает такие заявления, включая некоторые горячие веганские события в новостные сюжеты, которые на первый взгляд кажутся совершенно не связанными друг с другом. Рассмотрите заголовок 2015 года «PETA говорит, что вегетарианская диета способна успокоить женщину, которая обстреляла McDonald's после отказа в бургере с беконом». Она была приговорена к нескольким годам тюрьмы, после чего группа отправила письмо шерифу графства Кент в штате Мичиган, предлагая: «Переход на веганское питание может легко помочь этой вспыльчивой заключённой контролировать ту ярость, которая и привела её в заточение».

Я спросила у PETA, на чём основаны эти заявления. Очевидно, что человек, который не ест бекон, не будет стрелять в другого человека из-за того, что его лишают бургера, но есть ли убедительные доказательства того, что веганизм делает человека менее агрессивным? Во всяком случае, быстрый поиск «веганизма и агрессии» объединяет эти два понятия в противоположном направлении. Например, «Мои агрессивные соседи-веганы не перестают говорить мне, что я хуже Сатаны» или «Моя дочь-подросток стала веганкой и сказала, что больше она не может любить меня и не изменит своего отношения, пока я не откажусь от убойного образа жизни, а я не желаю этого делать, пожалуйста, помогите».

Директор по связям PETA ответил, отослав меня к сюжету NPR (Национальное Общественное Радио) от 2011 года об одной из вышеупомянутых тюрем штата Алабама. Это рассказ о безмолвной медитативной программе Випассаны среди заключенных, приговорённых к смертной казни, в исправительной колонии Дональдсона за пределами Бирмингема:

«Изолированные в тренажерном зале заключенные просыпаются в 4 часа утра и медитируют до 9 вечера. Они едят строго вегетарианскую пищу. Они не могут курить или пить кофе. И нет абсолютно никаких разговоров – только внутреннее исследование того, как реагирует организм.

«Вы начнёте чувствовать, как что-то движется по вашему телу, – говорит заключённый Янг, – не все ребята могут с этим справиться, некоторые парни кричат».

Для кого-то из заключенных это внезапное пробуждение, говорит учитель Випассаны Карл Франц.

«Ум каждого – это своего рода ящик Пандоры, и когда у вас есть 33 довольно серьезных преступника, стоящих перед своим прошлым и собственным умом, своими воспоминаниями и сожалениями, тяжёлым детством, преступлениями, много чего происходит», – говорит Франц.

Если вы когда-нибудь попытаетесь описать, что такое общественное радио кому-то в будущем, и вы должны будете привести пример того, какие типы сюжетов они делали, я не смогу предложить лучшего примера, чем история о программе медитации в камере смертников. Это хорошая и провокационная история. Но при чём здесь веганство? Вегетарианство там имело место быть, но даже это изменение питания было относительно небольшой частью программы. Бесшумное ежедневное молчание каждый день в течение 17 часов и лишение кофеина и табака может повлиять на человека настолько, что питание можно рассматривать лишь в качестве переменной. Заключенные, возможно, стали менее агрессивными после этой программы, но официальные результаты основаны на мнении надзирателя по имени Гэри Хетцель, который сказал, что он «может видеть значительное снижение поведенческих проблем». Заключенные на программах Випассаны «казались более спокойными и умиротворёнными». Хотя, в конечном счёте, возникли препятствия для продолжения программы, поскольку она была недостаточно «христианской». Я сказал PETA, что история программы медитации в штате Алабама не убедила меня в том, что веганизм приведёт к деэскалации ситуации в Северной Корее или даже станет общепризнанной рекомендацией для агрессивных людей. И хотя организациям по защите прав, как правило, предоставляется интеллектуальная свобода, позволяющая избирательно ссылаться на факты, которые подтверждают их правоту, но сейчас слишком сложное время, чтобы делать вводящие в заблуждение заявления. PETA ответила замысловатым списком других анекдотических доказательств того, что веганизм подавляет агрессивное поведение. И смех и грех. Например, 275-фунтовый человек из Вирджинии, отбывающий 28-летний срок за кражу со взломом, согласно одному веганскому блогу, «благодаря питанию проделал путь обратно к физическому и психическому здоровью». Он «стал почти веганом по специальной программе в тюрьме, и это оказало на него большое влияние», включая потерю 50 фунтов, преуспевание в колледже и отказ от кокаина. Опять-таки, смешение переменных. Есть также, отмечает PETA, давнее философское умозаключение о том, что агрессия любого рода в обществе порождает агрессию других видов. Это связано с мыслями, приписываемыми Плутарху и Пифагору, которые широко цитируется в веганских блогах: «Пока люди убивают животных, они будут убивать друг друга». Тем не менее, «Люди за этичное обращение с животными» проводит чёткое различие между людьми и животными, несмотря на дух организации. Если к любой животной жизни следует относиться с таким же уважением, как к человеческой жизни, тогда почему чёткая линия разграничения проведена не в пользу растительной жизни? Я отдаю предпочтение преимущественно вегетарианской диете, и я не сторонник жестокого обращения с животными, но если бы мне нужно было выбирать между убийством красного дерева или крысы в метро, ​​которая вцепилась в мои штаны, мне не пришлось бы долго размышлять. Недалеко от офиса PETA, в бухте Чесапик, в настоящее время происходит размножение инвазивного сома, уничтожающего экосистему. Согласно NOAA (Национальное управление океанических и атмосферных исследований), «чужеродный» сом стал представлять около 75 процентов биомассы рыбы в бухте и «может нанести экономический или экологический ущерб здоровью человека». Однако эта рыбёшка имеет прекрасный вкус. Когда я получаю шанс заказать сома из Чесапикского залива, я испытываю противоположность вины.

В прошлом году я разговаривал со знаменитым веганским предпринимателем Расселом Симмонсом о том, как быть в мире с жестоким миром. Он сказал, что на самом деле ему всё равно, если люди посчитают его надоедливым проповедником правильного питания. Проблема – своего рода парадокс: если вы считаете, что кто-то делает что-то по-настоящему аморальное, вы не «простужаетесь», ничего не говоря. Как и в случае, если бы вы увидели человека, который бы избивал ребёнка на улице, вы бы вмешались. Если вы считаете, что жестокое обращение с животными сродни насилию над людьми, вы говорите об этом, потому что настоящая агрессия замалчивается. Я написал в PETA, что в их материалах, охватывающих общественное здравоохранение, я нашёл немало веских аргументов в пользу приёма пищи на растительной основе, включая серьёзные данные о предотвращении хронических заболеваний и замедлении таяния ледников. Стоит ли вдаваться в сомнительные рассуждения о человеческом темпераменте, когда у вас уже есть эти сильные, насущные причины для защиты своей позиции? Директор по связям с общественностью поблагодарил меня за отзыв. Но я не уверен, может быть, я был агрессивен.

  • 21.07.2017


Комментарии